ОАО ЕДКММ
Антология законотворчества: об ответственном обращении с животными Печать
Экспертиза
18.05.2017 10:18

Антология законотворчества: об ответственном обращении с животными

Многие зоозащитники, да и обычные люди, следящие за ситуацией вокруг защиты животных, задаются вопросом: что происходит с законопроектом "Об ответственном обращении с животными"? О нем много говорили, но вопрос так и остался нерешенным. Для того чтобы разобраться, давайте обратимся к истории.

3 января 2000 года и. о. Президента РФ В.В. Путин отклонил принятый Государственной Думой 1 декабря 1999 года Федеральный закон "О защите животных от жестокого обращения", который одобрил Совет Федерации и направил Президенту Российской Федерации для подписания и обнародования. Причину отклонения объяснили так: ряд норм закона противоречит Конституции РФ. Например: "Согласно абзацу третьему статьи 6 граждане и общественные объединения в соответствии с законодательством Российской Федерации вправе посещать места содержания и использования животных. Указанное положение приводит к нарушению конституционного права граждан на неприкосновенность жилища (статья 25 Конституции Российской Федерации), а также прав собственников иных мест содержания и использования животных (зоопарков, цирков и так далее)".

Чтобы вернуться к проблеме, законодателю потребовались долгие годы и смена концепции закона. Спустя 11 лет, 23 марта 2011 года, Государственная Дума приняла в первом чтении проект федерального закона #458458-5 "Об ответственном обращении с животными". В Думе собирается рабочая группа с конкретной целью: подготовить и принять законопроект во втором чтении ещё пятым созывом Думы. Времени для этого было достаточно - большая часть весенней сессии и вся осенняя. Однако дальнейшие события имеют загадочный характер: когда текст уже был практически свёрстан, группа людей, называющих себя зоозащитниками, - Горячев, Милюгина, Блувштейн, Хмельницкая (группа ГМБХ) - в категорической форме требует от депутатов принимать только одобряемые ими, ГМБХ, поправки, парализуют деятельность рабочей группы и, в конечном итоге, блокируют принятие закона. Это был первый опыт, когда удалось воспрепятствовать принятию этого закона через массовую истерию. Результат: в октябре 2011 года рабочая группа распущена, в новый состав вошли ярые сторонники "гуманной эвтаназии" (попросту говоря - убийства бездомных животных): гражданка Великобритании Коган (Британский фонд "Лапка Друга", сейчас БФ "Большие сердца"), ее российские единомышленники Комагина и Рыбалко. В интернете неоднократно появлялась информация, что эта группа представляет интересы производителей препаратов для умерщвления животных.

В начале 2012 года в Думе шестого созыва работа над законопроектом была поручена Максиму Шингаркину, заместителю председателя Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии. В апреле 2015 года Шингаркин бесславно покинул указанный Комитет, так ничего и не сделав для нашего законопроекта, если не считать публичных заявлений в духе эвтаназистов. Он просто "ждал поправки Правительства".

Параллельно в конце 2012 года при Общественной палате РФ создаётся рабочая группа, которая приступила к написанию своего текста поправок под руководством тех же ГМБХ. Надо заметить, что в рабочую группу была включена тогда уже одиозная Вера Петросьян, несмотря на регулярно появляющиеся к ней претензии как со стороны волонтеров приютов БАНО ЭКО, так и со стороны правоохранительных органов. В результате получился узаконивающий схему работы Петросьян текст закона: бюджет обязан оплачивать отлов и пожизненное содержание собак в приюте. Значение пожизненного содержания по-петросьянски волонтёры знали не понаслышке, так как многие помнили об опубликованных данных в 2013 году о "загадочных исчезновениях" животных в приютах Веры Петросьян.

События начали ускоряться в 2016 году. В начале года закон был поручен депутату Олегу Лебедеву. Он быстро разобрался в истинных целях как эвтаназистов, так и группы поддержки Петросьян (ГМБХ) и отказался от их услуг. Собрал поправки, поступившие к тому времени в Думу, составил вариант комитета и направил его на согласование в соответствии с регламентом Думы. В то же время БАНО ЭКО проигрывает некоторые тендеры, и в московские муниципальные приюты приходят новые управляющие компании, которые после Петросьян там нашли уничтоженные базы данных, многократно чипированные и по-прежнему не стерилизованные животные. Собаки, которых она боялась показывать кому бы то ни было, были вывезены в ее частный приют Вешняки. И, наконец, апофеоз "любви к животным" в исполнении "зоозащитницы" Петросьян: перед уходом собак перетасовали в вольерах! В результате на первых порах пришедшие на смену компании только и занимались тем, что разнимали драки в вольерах и лечили рваные раны.

Апрель 2016. Стояние при Вешняках: больше сорока трупов погибших животных. Из разных уголков страны поступают требования наказать живодеров из БАНО ЭКО. Тысячи людей собирают митинги, сотни тысяч - петиции. И только группа поддержки Петросьян называет события "зоомайдан", Веру Петросьян старшей подругой, а трупы животных - подброшенными волонтерами. Между тем Лебедев готовится ко второму чтению, намеченному на июнь 2016, а петросяновцы к закону Лебедевым не допущены. Что делать? Ответ готов: валить законопроект и не допустить второе чтение. Начался вброс про "живодерский законопроект Шингаркина", которому противопоставляется "гуманный законопроект ОП РФ". Ложь в каждом слове: никакого законопроекта Шингаркин не подготовил, за него выдают проект, принятый Думой в первом чтении, тот самый, что выложен на официальном сайте Госдумы и к которому собираются поправки. Да и сам Шингаркин уже год как ушёл из профильного комитета и к законопроекту отношения не имеет. "Законопроект ОП РФ" - пшик хотя бы потому, что ОП РФ не является субъектом права законодательной инициативы (Конституция РФ ст. 104), то есть не имеет права ОП РФ предлагать поправки и законопроекты! Тем не менее, умело нагнетаемая истерия даёт результат во второй раз: рассмотрение проекта во втором чтении не состоялось. Каковы истинные причины отмены - нежелание накалять обстановку накануне думских выборов или что-то ещё, но очень жаль: многие из знакомых с текстом Лебедева считают его лучшим для защиты животных за все время обсуждения (включая и самые последние варианты).

Второе чтение отложили, но после Вешняков страна уже другая, и это чётко видно по реакции на хабаровских живодерок: в начале ноября акции с требованием наказать преступниц и принять гуманное законодательство прокатились по всей стране. Многим казалось, что время для определения позиций назрело. И Президент объявил: гуманному законодательству по отношению к животным быть. И не затягивать!

Дальше события следуют одно за другим.

Декабрь 2016 - февраль 2017

Линия 1.

Минприроды публикует в открытом доступе для широкого обсуждения и корректировок свой вариант поправок ко второму чтению. Вопросы к нему есть, но, несомненно, это огромный шаг вперёд по сравнению с первым чтением.

Депутат Панов, зампредседателя Комитета по экологии Госдумы, которому поручено подготовить предложения Комитета ко второму чтению, проводит консультации с субъектами права законодательной инициативы и другими заинтересованными лицами. На попытки лоббистов петросьяновцев и эвтаназистов навязать ему свои представления отвечает твёрдым отказом.

Линия 2.

Лидеры эвтаназистов Комагина и Рыбалко пишут министру природопользования письмо, в котором пытаются доказать порочность программы ОСВВ и просят допустить их к работе над законопроектом.

В СМИ появляется серия материалов о том, как собаки атакуют людей. Несмотря на то, что собаки были владельческие или самовыгульные (то есть имеющие хозяина, который их выпускает на свободный выгул), выводы делаются об "опасности бродячих собак". Зоозащитники сообщают, что крупное пиар-агенство получило контракт на 5 млн. руб. для демонизации образа бездомной собаки. Бывший главный санитарный врач РФ, ныне депутат Онищенко неумело, будто с чужих слов, агитирует за "гуманитарное умерщвление" бездомных животных.

Верховный Суд отменяет правила отлова в Ростове в части, связанной с обратным выпуском собак. По формальным признакам, на основании пробела в законодательстве, но отменяет! Заметим, что против собственного губернатора выступил простой живодер, работающий в ростовской конторе по убийству собак. И всю цепочку вплоть до Верховного Суда прошёл. Вот такой простой живодер! И как вовремя!

Линия 3.

Петросьяновская группа под лозунгом "гуманному законопроекту Минприроды - да, полуживодерскому законопроекту Думы - нет!" начинает атаку на депутата Панова. При том, что "законопроекта Думы" нет: Панов только начал готовить поправки Комитета по экологии ко второму чтению. "Законопроекта Минприроды" тоже нет, есть проект поправок Правительства, который только-только начали обсуждать и каков будет окончательный вариант (крайний срок приёма поправок аж 23 марта) – никому не известно. Знакомая конструкция, знакомая риторика, знакомые лица, не так ли?! Да и цели те же: заставить принять закон в собственной, "петросьяновской" редакции. Если не получится, то сорвать второе чтение, не дать узаконить ОСВВ.

Именно в этот момент линии 2 и 3 смыкаются, появляется общая цель - не дать узаконить программу ОСВВ. Программу, которая ставит крест на планах обогащаться за счёт бездомных собак как для фармацевтов-эвтаназистов, так и для петросьяновской схемы приютов-концлагерей.

Вы спросите: в поправках Правительства прописана программа ОСВВ (с некоторыми неточностями и нестыковками, впрочем легко устранимыми) как метод регулирования численности безнадзорных животных, их поддерживают петросьяновцы – как это возможно: поддерживая - завалить?! А можно! Хитро, но можно, для этого требуется всего лишь 2 вещи:

1. Заставить общественность обсуждать и противопоставлять целиком "законопроекты", ни в коем случае не допускать обсуждения конкретных идей, текстов, формулировок.

2. Следить за тем, чтобы в поддерживаемом "законопроекте" обязательно присутствовали положения, противоречащие законодательству, а лучше - Конституции. Это гарантия того, что законопроект завернут на стадии Правовых управлений Госдумы, Совета Федерации, Администрации Президента. В крайнем случае вмешается Гарант Конституции. Вспомним причины президентского вето 2000 года. Технологии и сценарии повторяются, все уже придумано до нас, конечно. Но ведь сколько раз уже сработало!

Одновременно с этим один за другим регионы вспыхивают жесточайшими живодерскими расправами. Якутск и Дагестан - самые резонансные. А сколько таких расправ по стране? Собак (бездомных и хозяйских) убивают прямо на улицах, нарушая все действующие законы. Стреляют, травят, душат проволокой. Абсолютно безнаказанно. А власть? Власть благосклонно безмолвствует. Но страна-то изменилась!

Март-апрель 2017.

Страна вышла на митинги против живодёрства, за гуманность. В акциях приняли участие 110 городов, а это в полтора раза больше, чем в ноябре.

Дагестан при участии московских активистов пересматривает подход к проблеме: строит приют, начинает работать по программе ОСВВ. На ТВ запущена социальная реклама. Отстрелы собак на улицах постепенно прекращаются.

Нижний Новгород принимает одну за другой делегации регионов, желающих воспользоваться опытом и внедрить у себя программу ОСВВ. Пункт стерилизации по нижегородскому образцу начинает работу в Чебоксарах.

В то же время в регионах, где годами успешно работала программа ОСВВ, начинают отменять возврат. Ростов, Вологда, Нижний Новгород - кто следующий? Основания: заявления местных граждан (своевременно, не так ли?) и решение Верховного Суда. При этом и умерщвлять нельзя: только ловить и содержать. Как вы думаете, кто мог организовать помощь ростовскому живодеру в процессах вплоть до Верховного Суда: эвтаназисты или петросьяновцы? Мы не знаем, но выгода для обоих очевидна.

23 марта. Дума закончила приём поправок (всего около 400). Основные тексты - от Правительства и от двух сенаторов (которые петросьяновцы упорно называют "законопроект Совета Федерации"). Все авторы зарегистрированных поправок совместно с привлеченными экспертами начинают работу. Им предстоит уточнить позиции, сверить формулировки и т.д. Чтобы в конце концов подготовить согласованный текст и, в соответствии с регламентом, направить его в Правовые управления. И дальше - второе чтение, назначенное предварительно на май - июнь. Заметим, во всех основных текстах программа ОСВВ узаконивается как метод регулирования численности безнадзорных животных (у Комитета ГД - как основной, у Правительства и сенаторов как один из методов, с противоречиями и нестыковками, но при желании они легко могут быть устранены за столом переговоров, куда лоббистов не зовут).

А что же наши лоббисты? В один момент петросяновцы забывают о трехмесячной поддержке "законопроекта Правительства" и переключаются на поддержку "гуманного законопроекта Совета Федерации" против "полуживодерского законопроекта Панова". Знакомые слова, риторика, да и "зоозащитники" все те же. Вот только аргументация сменилась на прямо противоположную.

Рупором петросьяновцев уже много лет является московское общество защиты животных (МОЗЖ, знающие люди предпочитают другую расшифровку: материально озабоченные защитники животных). В начале февраля, когда петросяновцы продвигали "законопроект Правительства" вице-президент МОЗЖ Горячев на предложения зоозащитников расширить законопроект так, чтобы он защищал ещё несколько категорий животных, заявлял следующее: "Если защитники животных, занимающиеся своими направлениями зоозащиты, попытаются сделать законопроект максимально зоозащитным, он никуда не пройдёт и не будет принят депутатами. Нам надо научиться соизмерять свои желания и объективные возможности". Производит впечатление человека, искренне желающего, чтобы закон был принят и понимающего, что не бывает "все и сразу", не так ли?

А вот апрельская агитация того же МОЗЖ: "Страна поднимается ЗА АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ законопроект. ... Сенаторы-зоогуманисты предлагают защитить не только кошек и собак, но и ВСЕХ остальных зверей России". То есть то, что в феврале считалось вредным, в апреле стало главным требованием петросьяновцев. Что случилось? Кто-то начнёт подбирать психиатрический диагноз, кто-то про гибкость совести подумает. Не исключено и то и другое, но все объясняется проще: с декабря по март правительственные поправки прошли процедуры множественных согласований, в том числе и в Правовых управлениях (зоозащитники в большинстве своём скажут, что текст стал хуже, заметят и некоторые улучшения, но мы сейчас не об этом). Главное – внимание! - поправки стали "проходными", то есть юридические преграды для принятия законопроекта были сняты. В таком виде он может пройти второе чтение! Но там ОСВВ! Вот и пускаются петросьяновцы в который уже раз в демагогическую истерию. Знакомо, не правда ли? Авось или Панова сменят (и тогда можно опять свои коррупционные схемы в закон толкать), или хотя бы второе чтение перенесут на более поздний срок. И в том, и в другом случае ОСВВ будет запрещена в течение года, а то и дольше.

Попробуем представить, что ждёт нас в будущем:

1. Дума примет законопроект во втором чтении. Какой текст получится в результате согласования, мы не знаем. Давайте предположим, что в любом случае останутся пункты, уже согласованные на сегодня между всеми субъектами права законодательной инициативы, участвующими в консультациях. Основные изменения: определение жестокого обращения с животными, наконец-то, позволит наказывать живодеров, а ещё вести профилактику жестокости. Законодательно закрепляется отношение к животным, как к существам, способным испытывать эмоции и физические страдания. На федеральном уровне узаконена программа ОСВВ, запрещается регулирование численности безнадзорных животных путем умерщвления за исключением случаев необходимости прекращения страданий нежизнеспособного животного, если они не могут быть прекращены иным способом, либо если животное больно бешенством (здесь не вопрос – вопросище, но мы же предположили...). Будет установлен государственный надзор и общественный контроль в области обращения с животными. (А вот как он будет работать – зависит в том числе и от нас с вами). Обсуждаемые лоббистские группы, скорее всего, продолжат дискредитировать ОСВВ излюбленными своими методами, но регионы, где ОСВВ уже зарекомендовала себя, получат возможность в спокойной обстановке (без запрета выпуска как сейчас) показать эффективность программы в условиях, когда программа ОСВВ не подменяется коррупционными схемами.

2. Депутата Панова отстраняют от разработки законопроекта, как этого требуют в петициях и письмах, запущенных в сеть с подачи петросьяновцев. Назначается новый куратор из числа депутатов. Кто это будет - неизвестно. Результат предугадать невозможно. Вы скажете: по регламенту Думы приём поправок закончен, выбирать можно только из числа официально зарегистрированных, а Правительство и сенаторы свою позицию уже сформулировали. Так-то оно так, но напомним, что поправки принимались в течение шести лет после утверждения проекта в первом чтении. В том числе и во времена Шингаркина. Так что выбор там богатый. Не исключён и вариант, когда проект ляжет под сукно на следующие 6 лет. Петросяновцы и эвтаназийщики продолжат ловить свою рыбку в мутной воде правового вакуума, как это происходит сейчас. Плюс получат дополнительные козыри в виде "провалившейся ОСВВ": из-за запрета возврата приюты быстро заполнятся, на месте отловленных появятся новые, не вакцинированные и не стерилизованные собаки. Ситуация быстро вернётся к той, что была в начале программы ОСВВ.

3. Панов продолжает заниматься законом, но второе чтение переносится на полгода или год. ОСВВ, напомним, продолжит находиться под запретом, что даст возможность ее противникам настаивать на ее "неэффективности". В этом случае наш прогноз: закон будет принят, но полномочия выбора методов регулирования численности животных будут переданы на уровень субъекта Федерации. И вот тут уж свой источник дохода найдут и эвтаназийщики и петросьяновцы. Но уже на законном основании, а это уже совсем другие деньги!

Анастасия Красновская

 

Понравилась новость? Поделись с друзьями!

Комментарии   

 
-7 #1 Кассий 18.05.2017 17:29
В стране пенсии и пособия мизерные, а они по шавкам бродячими сраных слезы льют! Да выявить их Да перестрелять их всех к чертовой матери! А не приюты или дебильное, коррупционное ОСВВ! Нафиг ваши псины Нам во дворах не нужны! Жалко? Забирайте себе и сами за свой счет и возитесь с ними! А за счет государства - только отлов и эвтаназия! И ни копейки больше.
Цитировать
 
 
-3 #2 Дарья Поплавская 19.05.2017 02:02
В статье несколько раз повторяется как заклинание слово "ОСВВ"(отлов- стерилизация вакцинация-возв рат безнадзорной собаки в городскую среду для свободного обитания). Это методика не имеет научной основы. Применялась в 1990-ых годах в Индии борцами за права животных, затем еще в нескольких странах "Третьего мира", где западным зоозащитникам удалось ее пролоббировать. Результаты плачевны. Россию тоже хотят сделать полем для безумных экспериментов? Мало вам детских смертей от зубов стайных псов?
Цитировать
 
 
-1 #3 Андрей Тимесков 19.05.2017 02:12
Давно ждал такого ясного и полного освещения ситуации.

Очень рад, что мы с автором - на одной волне !
Цитировать
 
 
-2 #4 Paul 19.05.2017 03:36
В комментариях всплыл известный зоопетух тимесков, живущий в бомжатнике. Язык прикуси, очкастое судило, пока всю пенсию по суду не забрали)
Цитировать
 
 
-4 #5 Зоозащитник 19.05.2017 03:46
Данные Н.Новгорода не заслуживают доверия, потому что озвучены заинтересованны ми лицами, а именно городскими чиновниками. А вот данные независимого источника по ОСВ в Подмосковью, котрое ввели в 2014 году: в 2015 году в Московской области, по данным Роспотребнадзор а, резко ухудшилась ситуация по бешенству — в 8 раз, по сравнению с предыдущим годом. Если в первом квартале 2014 г. было отмечено недопустимое содержимое девять случаев в 11 муниципальных образованиях, то по состоянию на 23 марта 2015 г. зарегистрирован о 73 случая в 23 городских округах и районах.

Стерилизация не убирает постоянные и самые опасные виды агрессии, стерилизованные собак и точно так же опасны. Стерилизованные собаки продолжают оставаться переносчиками болезней и недопустимое содержимоеов. Стерилизованые собаки наносят точно такой же ущерб экосистеме города, уничтожая различных животных: от птиц наземного гнездования и кошек, до травоядных.
Цитировать
 
 
-1 #6 Людмила Попова 19.05.2017 13:39
Цитирую Андрей Тимесков:
Давно ждал такого ясного и полного освещения ситуации.

Очень рад, что мы с автором - на одной волне !


А что ж вы как НЕЗАВИСИМЫЙ журналист не осветили это сами???Столько лет в зоозашите! благоговеете перед богемной Хмельницкой? или не знали что мозж прикрывал безобразия БАНО-ЭКО
Наводит на смутные подозрения,о чистоте ваших помыслов ,вы больше похожи на волнорез примазываясь к волнам других)))
Цитировать
 
 
+3 #7 михаил михайлович гл 20.05.2017 04:30
Нельзя отдавать закон на реализацию в регионы. Закон должен быть общероссийским. Муниципальные пункты передержки должны обеспечивать безопасность людей (отлов, карантин, передача животных в приюты) Приюты всех форм собственности проводят профилактически е мероприятия . Неагрессивных стерилизованных , чипированных, вакцинированных животных отпускает в места прежнего обитания под опеку граждан. Михаил М. Глазов Сахалин недопустимое содержимое.sakh -priutнедопусти мое содержимое
Цитировать
 
 
+1 #8 Юрченко Михаил 25.05.2017 20:59
Закон должен быть не только федеральным ,но и простым и понятным для тех кто будет его исполнять . Кто ,за какие деньги и каким образом будет его исполнять. Или его сразу на полку положат как предыдущие.В самом названии уже произошла подмена понятий "защита животных " на "ответственное обращение с животными"(это не одно и тоже.)Животные по ГК -имущество . Это призыв ответственно относится к своему собственному имуществу? Или указание ?Может уже пора ГК менять ?
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Последние новости

 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Последние комментарии

добавить на Яндекс
Рейтинг@Mail.ru