В Малиновке было не до свадьбы Печать
11.03.2014 11:00

svadba 1103

В музыкально-драматическом Казачьем театре состоялась премьера спектакля «Однажды в Малиновке»

Название классической оперетты изменили не случайно. Говорят, что настоящего режиссера препятствия не отпугивают, а вдохновляют – они будят его творческую фантазию.

С этой точки зрения Вадим Милков режиссер настоящий. Такому количеству препятствий, с которыми он столкнулся при постановке «Свадьбы в Малиновке» в музыкально-драматическом Казачьем театре Волгограда, мог бы позавидовать и сам великий Товстоногов. Вадим Георгиевич, являясь прямым потомком гения русской сцены, этих препятствий не убоялся. Как говорил другой наш классик: «Вот что значит кровь...» Но шутки в сторону.

Эта премьера взволновала театральную общественность. Как только пронесся слух, что известный режиссер, бывший художественный руководитель волгоградского Музыкального театра Вадим Милков будет ставить в Казачьем «Малиновку», начались споры и гадания: как можно это масштабное полотно с массовыми сценами, хорами, плясками красноармейцев и «гарных дивчин», с боями и драками, словом, всю эту широкую картину Гражданской войны на Украине втиснуть в крошечную коробочку «казачьей» сцены? Препятствие второе, не менее существенное: кто будет петь арии и дуэты? Ведь композитор Борис Александров создал действительно мощное, развернутое музыкальное произведение по всем законам жанра оперетты, где практически каждый диалог продолжается в пении. А здешние артисты таких голосов и такого опыта не имеют... Проблемы можно перечислять и дальше, но нам интересно другое: справился ли с ними постановщик? Как ни странно, да.

Пытаясь понять, как ему это удалось, вспоминаешь, прежде всего, бешеный темп происходящего. Режиссер взвинтил его до такой степени, что зрители только успевают следить за сюжетом. Персонажи появляются и исчезают, как в калейдоскопе, иногда кажется, что на маленькой сцене толпятся одновременно ошалевшие от бесконечных перемен власти жители Малиновки, бандиты атамана Грицько и красноармейцы Котовского, что «все смешалось» в круговерти времени, соскочившего с оси. Похоже на театр абсурда. А разве гражданская война не абсурд? Тесноту увеличивает сидящий тут же, на сцене, оркестр народных инструментов. Но он, кстати, выполняет важнейшую функцию – дает нам, хоть и фрагментарно, представление о прекрасной воинственной музыке Александрова, без которой пьеса становится просто водевилем. И над всем этим столпотворением, вознесенные на высокий насест, мирно бродят, поклевывая зернышки, пестрые куры – образ вечной мирной Малиновки, которая переживет и войны, и революции. Этот контраст между вечным и сиюминутным, этот, как говорят музыканты, контрапункт, и придает спектаклю столь необходимую ему если не глубину, то некоторую метафоричность.

Второе, на что опирался Милков, – знаменитый фильм режиссера Тутышкина, ставший классикой советского кино. Костюмы, повадки, сама трактовка образов старика Нечипора, Яшки-артиллериста, Попандопуло, Назара Думы отсылают нас к классическим образцам. И ход этот можно признать единственно верным: он помог артистам справиться с новыми задачами, которых им раньше решать не приходилось. И, похоже, они были просто счастливы эти задачи решать. Энтузиазм и воодушевленность актеров – важнейшая составляющая успеха любого спектакля. Нельзя было не порадоваться за молодых Александра Рыжманова и Вадима Мирошникова – первый отлично сыграл бравого красноармейца Петрю Бессарабца, а второй – обаятельного прохвоста Попандопуло. Убедителен был Сергей Чвокин в роли атамана Грициана, Юрий Морозов без нажима, легко и изящно, сыграл всеобщего любимца Яшку-артиллериста. Поскольку комики в оперетте не обязаны обладать певческими голосами, все хиты прозвучали – и «На морском песочке», и «Вашу руку, фрау-мадам».

Гораздо труднее пришлось главным героям – ведь Юлии Добронравовой и Максиму Сытину нужно было создать образы влюбленных Яринки и Андрейки, практически не пользуясь главным оружием – вокалом. Именно в распевных ариях и дуэтах содержится весь лирический «стратегический запас» этого шедевра Александрова. Увы! Из-за отсутствия серьезных вокальных данных лирические сцены были обозначены пунктиром. Та же проблема и у второй, взрослой, пары – Назара Думы и солдатки Софьи. Екатерина Журавлева и Павел Лаговский – артисты драматические и можно было ожидать, что сложные взаимоотношения их героев будут не такими скомканными, психологически более выстроенными. Что ж, как говорится, есть над чем работать.

Спектаклю предстоит расти и если творческая группа отнесется к делу бережно и сохранит свой энтузиазм и влюбленность в замечательный материал, у зрителей есть шанс в будущем попировать на настоящей «Свадьбе в Малиновке».

Наталья Сломова

 

Понравилась новость? Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Последние новости

 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Последние комментарии

добавить на Яндекс
Рейтинг@Mail.ru