Политолог: Как нам в Сталинграде побеждать Печать
25.01.2012 10:58

rogozynАндрей Рогожин

эксперт ИГПИ
(«Международный институт гуманитарно-политических исследований»)

Выборы Владимира Путина являются главной задачей временно исполняющего обязанности волгоградского губернатора Сергея Боженова. Возможно ли на них достичь результата, близкого к среднему по стране? С учетом проигранных нашим регионом парламентских выборов... Политолог считает: несомненно, возможно. 

Была без радости любовь, разлука будет без печали. Эти слова исчерпывают содержание политической эпитафии бывшего главы администрации области Анатолия Бровко, говорить о котором больше нет никакой необходимости. А также совершенно нет желания. О мертвых вообще и политических покойниках, в том числе, принято говорить только хорошее или не говорить ничего. А это ровно тот случай, когда ничего хорошего мне неизвестно. И потому на эту тему я с удовольствием помолчу.

 

Напротив, политическая обстановка в регионе требует осмысления и анализа применительно к важнейшим обстоятельствам текущего момента. А обстоятельства эти, главным образом и прежде всего, связаны с разворачивающейся в стране избирательной кампанией по выборам президента, важность которой в ее предстоящих всесторонних итогах переоценить невозможно. Это не только власть в России и не просто ее персональное наполнение - хотя и этого, чего уж там греха таить, хватило бы с избытком для первостепенной важности события. Но выборы, кроме того, происходят накануне перелома, к которому не сегодня, так завтра, не через месяц, так через год, но Россия подойдет и подойдет обязательно. Близость этого перелома и невозможность его избежать с каждым днем становятся ясны все большему числу людей. И потому президентские выборы важны вдвойне и втройне.

Без заметного риска ошибиться следует считать, что именно проведение в регионе президентской избирательной кампании, причем проведение максимально для действующей власти результативное, и является основной задачей временно исполняющего обязанности главы администрации области Сергея Боженова. Выборы, прежде всего выборы и едва ли не только выборы должны будут находиться теперь в центре внимания нового руководства региона, причем в этом же контексте целесообразно рассматривать также всю его деятельность по оперативному управлению областью.

Поэтому максимально ясно необходимо поставить вопрос: возможна ли победа? Возможна ли убедительная победа Владимира Путина в нашей области, если достаточной мерой убедительности должны считаться такие масштабы поддержки, которые были бы никак не меньше не только средних по стране, но и данных соседних регионов? Вне зависимости от того, какими бы ни были эти средние результаты вообще и в соседних территориях в частности? Можно ли власти избежать того электорального позора, которым закончилась для нее прежняя избирательная кампания и который стоил кресла человеку, чье имя я уже отказался вспоминать?

Падающего толкни, сострадательно советовал Фридрих Ницше. Не исключено, что именно такая философия близка многочисленным авторам разнообразных комментариев на эту тему, чей обобщенный вывод можно свести к слову «никогда». А если не совсем никогда, то никогда почти. В наиболее мягком варианте такие оценки включают в себя слово «чудеса», причем именно такие формулировки довелось на днях слышать от коллег по цеху.

На чем основаны такие алармистские заключения, мне совершенно непонятно. Оговоримся, что заранее невозможно сказать и совершенно не нужно говорить, выиграет ли Владимир Путин эти выборы вообще, а если выиграет, то непременно в первом туре или понадобится второй. Слишком многое в таких рассуждениях сейчас было бы попросту писано вилами на воде. Корректнее ответить на вопрос, может ли достигнутый в дальнейшем Владимиром Путиным на территории регион уровень электоральной поддержки быть не ниже среднего по стране? А то и выше него?

Ответ очевиден - конечно, да. Это возможно, причем задача в своей реализации не представляется мне даже слишком сложной. Намереваясь ниже объяснить эти соображения, хочу предварить их словами о том, что подобная перспектива, такая для власти и новых в ней персоналий радужная, отнюдь не данность. Не что-то наперед полученное или хотя бы обещанное, но лишь вероятность. Хотя и обоснованная.

Обоснованием этих предположений служат итоги выборов 4 декабря, взятые в сопоставлении с результатами соседних регионов. То есть именно те данные, которые послужили основой многих выводов того типа, что «Акела промахнулся...» или «Все пропало – гипс снимают, клиент уезжает...». Я читал и слышал много выразительных комментариев по данному поводу, которые в отдельных своих написаниях нравились и продолжают нравиться. У них один общий недостаток – они поверхностны. Не то говорят эти итоги, что в нашей области уровень поддержки какой-то политической партии в сравнении с данными по стране неожиданно высок, а этих вот «единороссов» (запутался – эту организацию называют ПЖиВ? Или другую?) очень низок. А в областном центре – низок чуть ли не чудовищно. Их следует интерпретировать по-иному, более рационально.

При подобном подходе надо сначала согласиться, что волгоградцы, саратовцы и астраханцы не только разделены административными границами, но прежде всего объединены общими (или схожими) условиями жизни, ценностными категориями, проблемами и надеждами, а также многим и многим еще. Жители наших областей похожи и едины в гораздо большем, чем тем, в чем они различны. При понимании этих различий и согласии с ними. А потому население сел и городов, расположенных южнее административной границы Волгоградской и Саратовской областей, а также находящихся севернее границы, разделяющей на карте Волгоградскую и Астраханскую области, не может иметь принципиально различные с соседями политические предпочтения. Как оно якобы их имеет по итогам выборов 4 декабря.

Отнюдь не намереваясь даже заикаться о каком-то очередном пересчете голосов, поскольку и прежними попытками такого рода мы если не опозорились перед целым миром, то уж насмешили его наверняка, объяснение этих различий в итогах голосования я вижу простым и банальным.

Соседи сумели осуществить электоральную мобилизацию ради победы «Единой России», а региональные элиты не смогли. Или не захотели. Что применительно к полученному на выборах результату одно и то же. Второй вопрос, кем это делалось и кем направлялось. Другой вопрос, как эти задачи ставились и как именно они реализовывались на практике. Равным образом можно сформулировать еще значительное число вопросов, которые важны и содержательны, но совершенно не принципиальны. Принципиально лишь то, что сделать это в корректной форме было возможно, и сделано это было. В нашем макрорегионе оказалось возможным добиться уровня поддержки населением «Единой России» до степени, превышающей среднюю по стране. Значит, это было возможно сделать и в Волгоградской области, тут нет и не может быть двух мнений. Это сугубо прагматическая, частично политтехнологическая задача.

Не сравнивая между собой выборы в Государственную Думу и предстоящую президентскую избирательную кампанию, равно не проводя никаких между ними параллелей, ограничимся общими, но кажущимися очевидными соображениями. Поскольку ранее в Саратовской и Астраханской областях в ходе федеральной избирательной кампании был достигнут высокий уровень электоральной поддержки правящей партии, превышающий средний по стране показатель, этот результат может быть повторен в отсутствие форс-мажорных обстоятельств. Поскольку население всех трех областей чрезвычайно близко по сумме ценностных категорий, схожий результат может быть достигнут также в Волгоградской области. Из чего следует, что при определенных переменах во внутриполитической ситуации в регионе кандидатура В.Путина получит в нашей области не меньший, но больший, чем средний по стране, уровень поддержки. Каким бы этот средний уровень в дальнейшем ни был.

Остается рассмотреть вопрос о том, какие именно первоочередные шаги необходимо ради этой цели предпринять. Вопрос небольшой – начать да кончить. В связи с чем придется ограничиться несколькими замечаниями.

Как показывает опыт, президентская избирательная кампания по характеру своей организации значительно отличается от парламентской и отличается гораздо большей централизацией. Невозможно представить себе существование какого-нибудь самодеятельного регионального слогана вроде навязанного и/или приписанного В.Зубкову заявления о наступлении – наконец-то! - времени для наведения порядка. Что влекло за собой нескромный вопрос о том, чем именно занимался первый вице-премьер предыдущие десять лет, побывав в эти годы не только руководителем специальной организации «Росфинмониторинг», но занимая даже пост председателя правительства страны, если вокруг оказалось столько беспорядка? К сожалению, телесные наказания за бестолковость в стране запрещены. Возможно, в отношение ряда так называемых политтехнологов это решение поспешно.

Централизация президентской избирательной кампании ограничивает фантазии региональных избирательных штабов, тем самым открывая перед ними возможность сосредоточиться на разрешении сугубо местных проблем, которые мешают успеху на выборах.

Одной из таких для нашей области в последние годы стала проблема сокращения бюджетного финансирования аграрного сектора экономики, созданная ушедшей администрацией области. Не берусь судить о том, как именно эта проблема выглядит в русле общего взгляда на пути экономического развития региона, но в сугубо политическом плане дело это для руководства области, каким бы оно ни было, вредное. Именно на этой проблеме скандально сломал себе жизнь и карьеру давно забытый, но все-таки существовавший предпоследний первый секретарь ОК КПСС В.Калашников, буквально изгнанный из региона. Именно эта проблема стоила должности главе администрации Волгоградской области И.Шабунину, проигравшему выборы в 1996г. Именно агроэлита региона обеспечила победу на тех выборах Н.Максюты, и именно благодаря тесному взаимодействию с ней он находился у власти все тринадцать лет, неизменно выигрышно проводя все свои избирательные кампании. Поэтому задача успешного проведения президентской избирательной кампании означает для администрации области возвращение к прежним, традиционным для региона приоритетам в распределении бюджетного финансирования, включая в качестве первоочередной цели необходимость скорой организации объемных поставок на село топлива и ГСМ по сниженным ценам для проведения весеннего сева. При помощи, вероятно, компании «ЛУКойл». Тогда агроэлита организует сельское население, и задача электоральной мобилизации будет там разрешена. Ничего нового – только хорошо забытое старое.

Наиболее сложным было, есть и остается положение в Волгограде. Сложность ситуации такова, что в ней нет и не может быть простых путей, а равным образом не с кем достигать компромисса, поскольку все с упоением воюют против всех. А кто первым драться перестанет, того первым же и... Соблазнительная идея восстановить прежнее руководство и прежнюю организацию власти соблазнительна только на словах. Поскольку это означает новый передел, пусть как возврат к старому положению, смену множества людей, ссоры, обиды и новые распри. Говорить о результативности власти в таких условиях вряд ли возможно, а до выборов меньше полутора месяцев. Сомнительно, что совсем новый для города человек может разрешить эту проблему, поскольку и ему нужно время на то, чтобы подобрать упавшие вожжи и наладить коммуникацию с администрацией области, где тоже новые люди. А до выборов меньше полутора месяцев. Не исключено поэтому, что С.Боженову придется пойти по мобилизационному варианту, неформально введя нечто вроде прямого президентского правления, и взять ответственность за развитие ситуации непосредственно на себя. Тем более, что по большому счету она и так на нем.

Последнее по счету, но первое по важности. Администрации области придется перехватить инициативу в формировании общественно-политической ситуации в регионе. Скажем точнее – попросту взять, поднявши с пола, поскольку сейчас эта инициатива не принадлежит никому, а дело идет, как Бог даст. Прежние административные сидельцы умели только говорить, а политическая оппозиция недееспособна ни в системном, ни в несистемном вариантах. Если бы дееспособной была оппозиция в лице парламентских партий, она бы никогда не приняла участие в известной пресс-конференции по якобы состоявшемуся пересчету голосов и не парафировала бы тем самым его итоги. Позже отмененные и напрочь забытые. Если бы дееспособной была оппозиция несистемная, она бы никогда не стала носить в администрацию области резолюцию по итогам митинга и не стала бы искать, кому бы там ее отдать. Она бы требовала, но не просила. Брала, а не умоляла.

Сложившаяся в регионе накануне решающего этапа президентской избирательной кампании ситуация включает в себя социальный протест и общественное разочарование в местной и областной власти. Но не содержит – возможно, пока, - протеста против существующей в стране политической системы. Это дает возможность обновленной администрации региона понять сложившееся положение, согласиться с обоснованностью общественного недовольства и тем канализировать его в русло поддержки существующей власти. Пока неясно, сделает ли она это. Слепой сказал – посмотрим.

 

Понравилась новость? Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Последние новости

 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Последние комментарии

добавить на Яндекс
Рейтинг@Mail.ru