Коронавирус в Волгоградской области:
«Нужны титанические усилия» О чем молчит руководство волгоградского оборонного гиганта?

«Нужны титанические усилия» О чем молчит руководство волгоградского оборонного гиганта?

«Нужны титанические усилия» О чем молчит руководство волгоградского оборонного гиганта?
Фото:

Крупнейшее оборонное предприятие Волгоградской области АО «ФНПЦ «Титан-Баррикады» не объясняет сокращение сотрудников. Как начавшаяся оптимизация может быть связана с резким падением экономических показателей предприятия? Какие стратегические ошибки могли привести к этим тенденциям, какие перспективы у легендарного завода остаются, и что за инструменты могут помочь предприятию не повторить бесславный путь многих волгоградских индустриальных гигантов, оставшихся только в топонимах – разбиралось ИА «СоцИнформБюро».  

Самой громкой промышленной новостью в регионе в этом году стало не развитие какого-то производства и даже не выкуп недвижимости уникальной площадки ВЗБТ структурами, связанными с бывшим вице-губернатором Александром Сиваковым, а информация о новых сокращения на оборонном заводе «Титан-Баррикады».

Ряд волгоградских СМИ сообщили о готовящихся увольнениях персонала, уточнив, что первые сокращеня завершатся уже в марте. Портал v1 даже опубликовал копию внутреннего приказа предприятия на эту тему. Подлинность документа позднее «СоцИнформБюро» подтвердили несколько независимых источников, в том числе и на самом заводе.

Выяснилось,  что речь идет о сокращении 49 штатных единиц (общая численность персонала свыше 5 тыс. человек – прим. ред), причем увольнять будут, как удалось уточнить на предприятии, сотрудников, уже вышедших на пенсию по возрасту.

Однако болезненная реакция руководства завода, наотрез отказавшегося комментировать свое решение, вызвала сомнения в столь оптимистичном сценарии.  Многие наблюдатели полагают, что есть основания считать объявленные сокращения лишь первой волной сокращений персонала уникального предприятия.

Строгий секрет, государственная тайна

АО «Федеральный научно-производственный центр «Титан-Баррикады» конструирует, модернизирует и выпускает военную технику. Среди продукции самоходные пусковые установки (СПУ) и другие агрегаты наземного оборудования ракетных комплексов для РВСН и сухопутных войск, а также артиллерийских комплексов среднего и крупного калибров, в том числе для ВМФ. Именно здесь делают гордость российского оружия: «Булаву», «Тополь-М», «Пионер», «Оку», «Искандер», «Берег». Выпускает предприятие также атомное энергетическое оборудование.

ФНПЦ образовано в 2014 году, когда ОАО «Производственное объединение «Баррикады» вошло в состав своей бывшей части – ОАО «Центральное конструкторское бюро «Титан» (выделено из завода «Баррикады в 1990-м году). Такое решение приняла корпорация МИТ («Московский института теплотехники), управлявшая обоими активами. Объединение позволило прекратить распри внутри единого прежде производственного комплекса. Например, в 2006 году руководство тогда еще ФГУП  «Баррикады» официально объявило о рейдерском захвате «Титаном» производственных площадей, необходимых для выполнения заказа Минобороны по производству ракетных комплексов «Тополь-М» и «Искандер». Гендиректором объединенного предприятия в 2014 году назначили бывшего руководителя и главного конструктора ЦКБ «Титан» доктор технических наук Виктора Шурыгина. 74-летний лауреат госпремии и Герой труда РФ руководит объединенным ФНПЦ до сих пор.

В последние годы   деятельность ФНПЦ «Титан-Баррикады» несколько раз привлекала   внимание. Так летом 2017 года антимонопольная служба выяснила, что предприятие необоснованно включило  в стоимость продукции по гособоронзаказу завышенные энергетические тарифы, что привело к завышению стоимости госконтрактов на несколько миллионов рублей. Осенью 2018 года грянул скандал с приобретением «Титан-Баррикадами» автомобиля Range Rover Vogue за 8,3 млн рублей. Общероссийский народный фронт внес эту закупку в список самых расточительных трат госкомпаний в России.

Бывший заместитель Виктора Шурыгина по коммерции Сергей Христофоров, подозреваемый в многомиллионном мошенничестве,  покинул свой пост в ФНПЦ спустя почти год после возбуждения уголовного дела в отношении него.

Информация о сокращениях на ФНПЦ «Титан-Баррикады» и ранее  периодически становилась достоянием общественности.

По неофициальной информации с момента объединения численность сотрудников снизилась примерно на тысячу человек. Публичных данных об этом нет. Пресс-секретарь предприятия не ответила на подробный письменный запрос «СоцИнформБюро», который был направлен еще 14 января.

Через бывших топ-менеджеров другого волгоградского промпредприятия просьба об интервью была передана гендиректору Виктору Шурыгину, но также осталась без ответа.

Бывший депутат Волгоградской областной думы Михаил Таранцов признался, что общался со своими источниками на предприятии (завод входил в избирательный округ, который он представлял в двух подряд созывах облпарламента) в конце 2019 года и «никто не говорил, что новый год начнут с сокращений». Вместе с тем политик отвергает предположения, что сокращения могут быть масштабными.

Там руководство всегда очень серьезно и осторожно относится к занятости и уровню заработной платы. Даже при объединении, насколько я помню, вместо 600 человек, о которых говорили, сократили что-то около 200, – рассуждает Михаил Таранцов.

По словам источника на заводе, в последние полтора года на предприятии стало регулярным «фактическое сокращение» зарплаты для многих профессий. Это делается за счет сокращения премиальной и других переменных частей денежных выплат. При этом зарплата на ФНПЦ остается по волгоградским меркам высокой. По сведениям источника в областной власти, средний уровень — это около 65 тыс. рублей ежемесячно. Речь о среднем значении, включая высокие зарплаты менеджмента и конструкторского состава, однако и у производственного персонала зарплаты начинаются от 35 тыс. рублей. Все последние годы «Титан-Баррикады» постоянно входит в число лидеров волгоградской промышленности по зарплате и темпам ее роста, а также   в рейтинг лидеров по высокотехнологичной и наукоемкой продукции.

Косвенно то, что проблема сокращения зарплат существует, подтверждает число внеплановых проверок предприятия трундинспекцией – только в 2019-м их состоялось пять. В октябре и ноябре прошлого года «Титан-Баррикады» прошло еще четыре проверки госорганами – Ростехнадзора, Росприроднадзора, Роскомнадзора и МЧС. Кроме последней все были плановыми.

И уже после этого в декабре 2019 года о секретном предприятии вновь вспомнил весь Волгоград – пожар на трансформаторной подстанции завода был слишком заметен.

Искандерам уже не до смеха

Сразу несколько источников считают, что следует ожидать расширения списка сокращаемых сотрудников АО «ФНПЦ «Титан-Баррикады», причем уже в нынешнем году. А один осведомленный источник, близкий к руководству региональной исполнительной власти, и вовсе полагает, что предприятие планирует сократить больше трети работников.

«Сейчас на заводе чуть больше 5 тысяч человек, а предполагается довести численность до 3,5 или даже 3 тысяч, причем сделать это должны до конца 2021 года», – сообщил собеседник, уточнивший, что эти сведения получены им по неофициальным, но «заслуживающим доверия каналам информации».

Если эти негативные прогнозы оправдаются, то их следует трактовать как вызванные объективными экономическими причинами – гособоронзаказ предприятия, ранее расписанный на 3-4 года вперед, фактически закончился. Сейчас, утверждает собеседник, ФНПЦ завершает выполнение заказов  прошлого года. Никаких перспективных контрактов у предприятия, по словам источника, нет.

Один из сотрудников  ФНПЦ «Титан-Баррикады» подтвердил, что новых контрактов предприятие, по его сведениям, действительно не заключало, но уточнил, что не склонен драматизировать ситуацию.

Дело в том, что несколько изменилась система соподчинения структур внутри Роскосмоса и других государственных корпораций. Скорее всего, планирования на 3-5 лет вперед мы просто больше уже не увидим. Это не означает, что заказов не будет, – считает менеджер предприятия.

Кстати, подавляющее большинство закупок  ФНПЦ проводит по ФЗ-223 и информацию публично не раскрывает. Зато сведения об общей экономической динамике производства доступны.

 По данным за 2018 год, выручка ФНПЦ сократилась более, чем вдвое – с 30,54 млрд рублей в 2017-м до 14,96 млрд. По мнению информированных источников, итоговые результаты прошлого года могут оказаться еще более скромными. Для сравнения, до объединения две части единого комплекса (данные за 2013 год) получали совокупно выручку свыше 20 млрд рублей. Предприятие сохранило чистую прибыль, но снизило ее уровень почти двукратно – в 2018  году показатель равен 518 млн рублей. При этом «Титан-Баррикады» почти на 4 млрд сократили кредиторскую задолженность, впрочем, причина этого известна – дебиторка  за год сократилась на 4,7 млрд. Активы предприятия на конец 2018 года составляют 33,1 млрд, что на 5,1 млрд меньше, чем годом ранее.

Впрочем, и двукратное снижение объемов в нынешней ситуации не является чем-то из ряда вон выходящим. Например, в СМИ появлялась информация, что госзаказ, размещенный на ФГУП «НПО «Техномаш» в 2019 году сократился почти на 90%.

Это компания, как и корпорация МИТ, контролирующая ФНПЦ «Титан-Баррикады», находится в зоне влияния Роскосмоса. Подход на сокращение персонала в руководстве Роскосмоса считают естественным и оправданным, при этом глава корпорации Дмитрий Рогозин заявлял, что увольняют лишь «паразитирующий персонал» —

По мнению собеседников «СоцИнформБюро» в региональной власти, несколько лет назад руководство ФНПЦ «Титан-Баррикады», предположительно, допустило стратегический просчет, сосредоточившись на узком формате производства, на который направили все силы и инвестиции.

Они думали, что будут делать только ракеты, недостаточно занимались диверсификацией, хотя сами технологии по сути уже устарели. Они не делают нового, а лишь дорабатывают, улучшают системы, которые создавали еще в советское время. Сейчас нужны титанические усилия, чтобы занимать с той же продукцией прежнее место в отрасли, – считает источник в аппарате губернатора, пожелавший остаться неназванным.

Опрошенные «СоцИнформБюро» эксперты подтверждают, что у сокращения гособоронзаказа для волгоградского гиганта есть объективные основания. При этом, они сходятся на том, что масштабы госзаказа все-таки позволят предприятию не только остаться на плаву, но и сохранить позиции одного из отраслевых лидеров.

Аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Калачев напомнил, что общий объем гособоронзаказа будет сокращаться.

Это совершенно однозначно озвученная программа, в том числе, на самом высоком уровне руководства РФ. В целом пик оборонзаказа должен прийтись на 2019-2020 годы, но по ракетным и артиллерийским зенитным системам, пик пришелся еще на 2016-2017 годы. По всей видимости, снижение объемов производства на «Титан-Баррикады» естественно и неизбежно. Впрочем, у предприятия есть перспективные разработки для нефтегазовой отрасли, и прежде всего по актуальной для отрасли тематике – оборудование для проведения гидроразрыва пласта. У этого направления есть будущее, хотя здесь вряд ли будут те же объемы и цены, как по оборонзаказу, – рассуждает Калачев.

По словам аналитика, планы по сокращению работников «Титан-Баррикады» пока не выглядят зловеще.

Незаполненные вакансии и невостребованные специалисты, это не массовые увольнения, а  компромиссное решение, чтобы повысить эффективность в условиях снижения объемов производства, и заодно подтянуть показатель производительности труда. Структура и численность будут приводиться в соответствие с будущей производственной программой.

 Хотя это и госкомпания, но не благотворительный фонд и не «собес». Кроме того, руководству предприятия приходится отчитываться перед вышестоящими уровнями еще и по такому показателю, как производительность труда. По этой тематике в стране ведь целый отдельный нацпроект утвержден. И тут варианта два – либо требуется техническое перевооружение для производства новой продукции, востребованной рынком. А это дело рискованное, нужны инвестиции, а если продукция не будет продаваться, то что тогда, банкротство? Либо приведение численности работников до уровня реальных объемов производства, а там как пойдет, – рассуждает Алексей Калачев.

По сведениям «СоцИнформБюро», еще одну возможность оптимизации – за счет сокращения избыточной территории промплощадки – ФНПЦ пока не использует.
С учетом развития современных технологий площади для производства требуют меньше места, однако, этот вопрос пока вне обсуждения.

Скорее всего, руководство самостоятельно не может распоряжаться собственностью. По данным «СПАРК-Интерфакс», предприятие на 45% принадлежит Росимуществу и на 55% корпорации МИТ, которая опять-таки принадлежит Росимуществу. По всей видимости, на любые действия с активами требуется разрешение. Да, это неэффективно, но такова уж природа госсектора экономики, – предполагает Алексей Калачев.

Предположение о не совсем верной стратегии предприятия тоже имеют под собой некоторые основания, но преувеличивать технологическое отставание волгоградского ФНПЦ не стоит.

Руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АО «АКРА» Максим Худалов считает, что сокращение оборонзаказа не будет критическим.

Минобороны очень заинтересовано в обновлении парка стратегических сил, в том числе стратегических ракетных комплексов «Авангар» и «Ярс», а также ракетно-артиллерийского вооружения. Несмотря на то что волгоградское предприятие не производит установки «Ярс», в целом пусковая для этих систем не отличается от пусковых для системы «Тополь-М» (МЗКТ-79221). «Тополь» в перспективе и правда заменят на «Ярс», но так как завод производит лишь пусковую установку, а она подходит и для комплекса «Ярс», риски какого-то существенного сокращения заказов я оцениваю как не очень высокие. Кроме того, возрастающая важность ракет среднего и малого радиуса поражения вряд ли позволит российским вооруженным силам отказаться от производства тех же «Искандеров», так что без военного заказа предприятие не останется, – считает Худалов.

Он также отмечает, что перспективы крупных сокращений на заводе невелики. «Все больше внимания государство уделяется вопросам устойчивого развития, поэтому компаниям будет довольно трудно сокращать свои социальные обязательства, в том числе резко сокращать персонал. Особенно компаниям государственным», – заметил экспрерт.

У завода остаются перспективы для перестройки части производства на продукцию двойного назначения или вовсе гражданского характера. Формально ФНКЦ может производить и оборудование для гидроразрыва пластов для нефтедобычи и мобильные ветроэнергетические комплексы.

Тут, как обычно, проблема низкого спроса на отечественную машиностроительную продукцию со стороны российского крупного экспортоориентированного бизнеса. Производство единичных экземпляров делает их неконкурентоспособными по цене, а отсутствие продуманной политики продвижения продукции отечественного машиностроения даже на внутреннем рынке, не говоря уже об экспорте, не позволяет российским оборонным предприятием успешно конкурировать с зарубежными коллегами, – подчеркнул Максим Худалов, – наиболее успешным примером конверсии и роста доли выручки от выпуска гражданской продукции является концерн «Калашников» – из убыточного завода по производству стрелкового оружия он превратился в концерн, где разрабатываются летающие машины, беспилотники, антидроны, электромобили, тяжелые мотоциклы.

Задача предприятиям ОПК диверсифицировать производство за счет роста выпуска гражданской продукции была поставлена президентом Путиным еще в конце 2016 года. По плану в 2020 году доля гражданской продукции на предприятиях ОПК должна была выйти на уровень не менее 17%. К 2025 году эта доля должна вырасти до 30%, а к 2030 году – до 50%.

Время еще есть. Но и подход к этой задаче достаточно строгий, тут ведь не вольный рынок, оборонкой у нас «рулит» государство. Ведомства, отвечающие перед президентом, будут выходить на требуемые пропорции любым способом. Не нарастит предприятие выпуск гражданской продукции, ему просто урежут госзаказ до такого уровня, чтобы соблюсти пропорцию. Они ведь не за финансовый результат отвечают, а за выполнение задачи, поставленной президентом, – подчеркнул Алексей Калачев

 

По словам Михаила Таранцова, над задачей диверсификации на «Титан-Баррикадах» все-таки работали, но были только в начале этого пути.

Есть надежды и планы, что объем именно невоенной продукции будет постепенно возрастать.

Но чтобы минимизировать возможные проблемы со снижением оборонзаказа  нужны не только призывы со стороны руководства страны, но и позиция, выраженная в конкретных действиях. Хотя бы определить, что именно интересно для страны в части гражданского производства. То есть тот же госзаказ, но в сфере гражданской.  Ведь огромное количество оборудования закупают за рубежом, хотя если бы были стимулы со стороны государства, то уже давно можно было бы все производить здесь. В том же оборудовании для нефтяной и газовой промышленности, например. Но нужны также льготы по налогам, кредитам, нужна вообще четкая позиция руководства государства, – рассуждает Михаил Таранцов.

Член регионального штаба ОНФ Эдгар Петросян отмечает, что у Виктора Шурыгина может открыться новый фронт деятельности.

Он ведь стал членом-корреспондентом РАН (единственным из действующих руководителей промпредприятий в России – прим. ред), значит, пора на преподавательскую должность, передавать опыт, выращивать конструкторов для будущего. И уже сейчас искать преемника на свою административную должность. Это должен быть молодой, амбициозный человек, который будет более эффективен в нынешних сложных экономических условиях, – считает общественник.