Коронавирус в Волгоградской области:
«Без интернета образование уже невозможно». Как и чему будут учить в вузах через 10 лет

«Без интернета образование уже невозможно». Как и чему будут учить в вузах через 10 лет

«Без интернета образование уже невозможно». Как и чему будут учить в вузах через 10 лет
Фото:
Александр Навроцкий, Наталья Сахарова и Ярослав Малых / СоцИнформБюро

Современные мобильные технологии стремительно меняют мир вокруг нас. Они дают новые возможности, создают новые индустрии, но также повышают требования и к воспитанию кадров, и к личному развитию.
Как меняются культура общения и принципы преподавания, что за новые подходы появились вынужденно и какие компетенции помогут быть успешными через несколько лет, какие изменения в скором будущем неизбежны, а какие желанны – мы поговорили об этом с ректором опорного вуза Волгоградского государственного технического университета (ВолгГТУ) Александром Навроцким и директором волгоградского филиала компании МТС Натальей Сахаровой.
Это первая встреча в рамках совместного диалогового проекта «Сейчас и завтра», который ИА «СоцИнформБюро» запустило в партнерстве с МТС.

 

СоцИнформБюро (СИБ): поскольку в корпоративной культуре МТС не приняты обращения по отчеству, а Александра Валентиновича мы не решаемся называть просто по имени, то будем говорить «профессор».

Ему и первый вопрос.

Профессор, сейчас начинают муссировать слухи, что образовательная система будет стремительно перемещаться в сторону полного ухода на дистанционный формат. Не только в связи с эпидемиологическими соображениями, но и вообще потому, что активно развиваются технологии и так просто удобнее. Насколько мы от этого далеко и чем угрожает такая возможность? Вообще вы верите в это?

Ректор Волгоградского государственного технического университета (ВолгГТУ) Александр Навроцкий

Александр Навроцкий (АН):

– Образование — это очень обширная сфера, включающая в себя разные составляющие. Поэтому, при обращении к таким понятиям и проблемам, уместнее всего их сегментировать. Если мы говорим о подготовке, скажем, специалиста в рамках программы высшего образования, то полный переход на дистанционное образование, я думаю, абсолютно невозможен. Мне несколько некорректно судить о программах, например, юридического или гуманитарного профиля, но, что касается инженерного дела или иных программ технического профиля подготовки, то в этой сфере полный уход на дистанционку совершенно немыслим. Думаю, на самом деле, это относится абсолютно ко всем сферам, потому что несмотря ни на что должна состояться связь между учителем и учеником. Именно так передаются основополагающие понятия, не зависящие от того, кого и чему обучать. Это традиции, ценности, культурный код. Помимо того, что есть знания и технологии, важны еще и подходы. В личном общении с педагогом происходит трансляция ценностей.

 

СИБ  Через скайп ценности не транслируются?

 

АН – Не в полной мере. Получается своеобразный фильтр, многое может быть неправильно или неполно воспринято. Я некоторое время работал в японском университете. Так наш руководитель, заведующий лабораторией, каждую неделю принимал профессора из другой страны. Днем он читал лекцию, а вечером они обсуждали что-то за ужином в ресторане. И там присутствовали не только два профессора, но и старший аспирант, младший аспирант, студенты. Именно в такой среде происходит научное и культурное воспитание – о чем они говорят, как строят дела. Разве можно этому научить по видеосвязи?

 

СИБ –  Ну в Японии с технологиями давно все хорошо. А в нашей стране многие дети, и, наверное, большинство преподавателей школ, только благодаря самоизоляции впервые как следует освоили эти технологии и поняли их пользу. Разве нет?

 

АН – Дистанционные технологии сами по себе не несут положительной или отрицательной оценки, определенно точно, это не зло. И такое образование – это по большему счету не альтернатива, а замечательное дополнение. В сфере высшего образования существует устойчивое понятие «самостоятельная работа студента». Но подходы могут быть разными: один преподаватель даст студенту решать задачу на бумаге или, скажем, задаст писать реферат, а другой использует web-тренажер. Информационные технологии дают больше возможностей, в том числе, интерактивных. К примеру, в инженерном деле зачастую хочется оживить чертеж, сделать его более наглядным. А как это сделать? Как можно визуализировать, например, коробку передач на современном автомобиле? Сейчас эти вопросы уже во многом потеряли свою злободневность. Можно и видео найти, и трехмерную компьютерную симуляцию сделать. Да и сам студент может виртуально изменить те или иные параметры, геометрию и увидеть, как все работает после его вмешательства. Технологии дают возможность обучать и подготавливать специалистов на другом уровне.

Директор волгоградского филиала компании МТС Наталья Сахарова

Наталья Сахарова (НС)

 

– Прелесть в том, что технологии в образовании предоставляют равные возможности всем детям, и нивелируют расстояния до лучших школ или вузов. Свежий пример: май месяц, в стране самоизоляция, карантин, а мы проводим предварительные онлайн-прослушивания на актерский факультет в ГИТИС в рамках творческо-благотворительного проекта МТС «Поколение М». Все бесплатно – через Zoom. Даже из дома выходить не нужно. Такого в Волгограде еще никто не делал. Семерых ребят, кстати, пригласили на следующие, очные, туры в Москву.
Внезапно, онлайн-сервисы превратились и в удобство и в средство первой необходимости. Мне сложно представить, как бы перенесли карантин   далекие от технологий люди, которые не жили в социальных сетях, не знали о существовании онлайн-заказов еды или вещей. Надеюсь, для них эти дни прошли за чтением книг или за разговорами с семьей. Интернет же позволил нам не просто пережить карантин, но и продолжить вести вполне привычную жизнь – плодотворно работать, жить, общаться и даже ходить на онлайн-концерты, не выпадая из социума.

СИБ – Здорово! А каким образом МТС соответствует такому взгляду на жизнь, его распространению? Сейчас у ваших коллег-конкурентов модно говорить о создании «экосистем», мол, мы не просто операторы, мы все сразу – и банк, и магазин, и так далее. А что именно «все»? И кто сказал, что именно так нужно? Чем такой подход улучшает жизнь людям?

НС – Если коротко, наша цель – создать комплексную систему продуктов и услуг под единым брендом, максимально удовлетворяющую повседневным запросам каждого человека. И сделать так, чтобы людям не хотелось покидать нашу продуктовую «экосистему», потому что она будет не только полной с точки зрения набора услуг, но и удобной в использовании и в расчетах.
Поясню. Сегодня человеку постоянно приходится что-то выбирать, и всякий раз это отнимает у него огромное количество энергии: что надеть, что съесть, где купить, где найти нужную услугу, каким маршрутом поехать – на каждое решение нужно время. Чем меньше усилий мы тратим на рутину, тем лучше складывается наш день. Мы считаем, что тот, кто сможет посредством цифровых решений повысить комфорт и сделать жизнь проще, тот сможет занять новые ниши на рынке. Поэтому, используя аналитику клиентского опыта, аналитику больших данных, понимая, из чего складывается лояльность клиента и его экономические выгоды, МТС и создает продуктовую экосистему.

СИБ А какие у вас кадровые потребности? Интересен прогноз на несколько лет вперед. Наверняка студентам опорного вуза хотелось бы работать в такой технологичной, растущей компании. Вот какие люди вам нужны, будут нужны? И какие это специальности? Только ли айтишники, или нужны больше технари? Ранжировать потребности в экосистеме, ее подстраивать, ведь и гуманитарные знания пригодятся?

НС – Сейчас в крупных компаниях все более актуальными становятся не столько профессии, сколько качества. Безусловно, без технических навыков, таких как, скажем, программирование, не обойтись. Но навыки общения, убеждения – ключевые. Это касается не только бизнеса, но и науки. Посмотрите: сегодня ни один ученый уже не создает проект в одиночку: открытие – всегда работа команды.

СИБ – Профессор, опорный вуз описанных людей готовит?

АН – Это вообще вызов современной системе образования, которая построена на работе с индивидуумом, а не командой. Веками, поколениями мы привыкли к такому алгоритму, где каждый сам учит, сам сдает свою контрольную, свой проект и заслуженно получает свою оценку. А на выходе из учебного заведения попадает в реальность, где практически никто в одиночку не работает.
Этот привычный алгоритм стараемся преодолевать во внеучебной плоскости. На днях прошел финал Олимпиады по технологическому предпринимательству. Эту олимпиаду мы проводим уже четвертый год. В этом году участвовало 66 команд, что также говорит о ее популярности. Кстати, по отзывам нашего экспертного жюри предпринимателей, уровень проведения очень вырос. Некоторые члены жюри уже открыто изъявили желание работать в этом направлении дальше, выразили готовность вкладывать материальные средства в развитие проекта.

Но, конечно, навыкам командной работы нужно уделять внимание каждый день. Во время самоизоляции, к примеру, структурные подразделения университета развивали навык командной работы посредством совещаний оперативного штаба в одном из популярных мессенджеров. Если же говорить о профессиональной востребованности будущего специалиста, то, я думаю, первое и главное здесь – это основа, фундамент профессии, или, как мы говорим, свои «харды» (от англ. hard skills – «жесткие» навыки, прим. Ред). Кто на что учился, как говорится.

Второе – это общее понимание экономических процессов, специфики хозяйственной жизни. Мы готовим специалистов, которые идут в конкретную сферу. Поэтому им нужно понимать, как функционирует эта сфера, в том числе, и ее экономическая составляющая. Ну и, конечно, первичные управленческие навыки. Независимо от того, пойдет выпускник работать по специальности или нет, мы должны дать ему азы, четкое понимание того, как устроена та или иная профессия. Поэтому если выпускник устраивается на работу по специальности, то у него есть методическое понимание профессиональной среды. Если же он выбирает иную, новую для себя, сферу, то и здесь у него, по большей части, есть общие ориентиры, заложенные во время обучения в техническом вузе. Ну и цифровые навыки нужны, они теперь актуальны в любой профессии.

 

СИБ – Что входит в это понятие?

АН – Умение применять современные цифровые технологии. Не просто гуглить, а знать методы обработки данных применительно к своей специальности. Это не значит, что каждый должен строить алгоритмы сам, можно взять софт и внести туда свои данные. Помимо этого, уверен, что знание хотя бы одного, а лучше двух-трех иностранных языков сейчас обязательно. В современной жизни это преимущество. Мир у нас открытый, мы живем в глобальной среде и уже невозможно без хорошего знания языков обходиться.

 

СИБ Профессор, а как вы смотрите на мнение, что зависимость от этих технологий уже слишком большая? Дескать, доступность информации ухудшает ее восприятие. Человек, просто зная, что он может залезть в телефон и посмотреть – кто-то в Википедии, а кто в специальных порталах данных – он не будет ничего запоминать точно. А скорее всего и понимать. Есть такая проблема или это надумано?

АН –  Конечно, и в этом что-то есть. Еще лет 15 назад я знал наизусть несколько десятков номеров городских и внутренних телефонов. Справочником я не пользовался. Теперь же в этом вопросе я всецело доверяюсь гаджетам. Но сейчас мир такой. Каждый период истории имеет свои особенности и отличия. Жизнь изменилась. И в ней надо жить. Да, наверное, если у студентов сейчас отключить интернет, то разговор быстро закончится. Ну, а представьте, если транспорт убрать или электроэнергию. Как жить? Тоже нельзя. Зависимость от технологий есть всегда.

СИБ Вопрос обоим. Каким, с учетом всего сказанного, вы видите процесс обучения, скажем, через 10-12 лет. Как это будет и что даст нашей стране?

АН – Будет развиваться индивидуализация образовательной траектории. Но не в формальном смысле этого выражения.  Про это говорят уже много лет, но именно цифровые инструменты позволяют такой подход реально внедрять. Ведь, как известно, графики карандашом на бумаге составлять очень сложно. А с помощью цифровых инструментов (например, цифрового «следа») мы сможем каждого учить тому, что именно ему важно и интересно. Конечно, будут определенные направления, рекомендации и стандарты оценки. Но человек всегда стремится к свободе выбора. У молодежи это особенно выражено. И с этим нужно работать. Думаю, что с учетом этого студент может быть не привязан жестко к определенной группе или факультету. Вот, например, сегодня я со всем своим багажом технических знаний и навыков хочу послушать какой-нибудь гуманитарный курс в педагогическом вузе. И с помощью цифровых разработок и дистанционных программ это реально и доступно. На сегодняшний день ведется много работы в отношении таких цифровых форматов – сетевых образовательных программ, консорциумов вузов. В Томске такой консорциум уже сложился при участии очень сильных известных вузов.  При всех их амбициях они находят выгоду в том, чтобы в каком-то определенном направлении объединяться. Мы тоже движемся в этом направлении. Так и будет – с одной стороны укрепление сетевых связей, с другой – усиление индивидуализации.

НС — По разным исследованиям, человек за свою жизнь будет менять несколько карьер, от 5 до 10. Поэтому я с теми, кто считает, что образование будущего должно стать платформой, обеспечивающей эти карьерные движения. Университеты будущего будут менять свою форму, динамику, подходы к работе со студентами. Роль преподавателя уже сейчас меняется от транслятора знаний в сторону наставника и ментора. Процесс все больше строится на интерактивном участии студентов. Думаю, что изменится динамика образовательного процесса. Даже я, а не только современные студенты, уже не хочу сама тратить несколько лет на получение образования. Не хочу, чтобы мои дети сначала годами учились и только потом пробовали работать.

И да, благодаря успешному примеру использования технологий во время карантина, ускорится цифровизация многих отраслей, создав самое важное, что необходимо для принятия людьми новых технологий, доверие к ним. Людям стало очевидно главное: плюсов от внедрения цифровых платформ намного больше, чем минусов.