Коронавирус в Волгоградской области:
Живодерство как средство извлечения прибыли

Живодерство как средство извлечения прибыли

Живодерство как средство извлечения прибыли
Фото:

Предприимчивые дельцы превратили производство шок-контанта в прибальный бизнес, надежно скрытый от налоговой инспекции.

Несколько лет назад пользователи Интернета были шокированы: в сети стали появляться видеоролики, в которых девушки ногами давят животных. Туфли на шпильках и ступни ног стали орудием убийства хомяков, крыс, морских свинок, птенцов, кроликов, котят и щенков. Законность создания и распространения таких фильмов целиком относится к стране, где происходит съемка, однако, как правило, большинство видеороликов при желании и определенной сноровке можно найти в Интернете. Вычислить оператора и моделей, снимающихся в подобных видео, достаточно сложно, поскольку места съемок тщательно законспирированы. Если стражам порядка все же удается накрыть живодеров – последние чаще всего отделываются условным сроком и штрафом, в разы меньшим, чем доход от этого кровавого бизнеса. Наиболее прогрессивными в плане борьбы с обидчиками животных являются Соединенные Штаты Америки, где не только за съемку, но и за продажу, рекламу и распространение подобного видео можно получить срок лишения свободы в несколько лет. Основными же поставщиками шок-контента являются те страны, в которых за производство таких фильмов не бывает серьезного наказания. Об этом никто не задумывается, но именно Россия является одним из главных распространителей роликов в стиле краш-фетиш.

Маньяки тяжело больны
Краш-фетиш – психическое заболевание, сексуальное извращение, при котором человек возбуждается при виде того, как персона противоположного пола давит ногами какие-либо предметы, продукты питания или животных. Своими корнями краш-фетиш уходит в садомазохизм и, по сути, является его ответвлением. Как отдельное течение в секс-культуре краш берет начало с 90-х годов вместе с выходом короткометражного фильма (название не указывается). По замыслу автора модель давит ногами червей под звуковое сопровождение в виде оргазмических вздохов. Режиссер фильма – Джефф Виленсия – с ранних лет был одержим страстью давить беспозвоночных. Еще в детском возрасте он часто подбрасывал прохожим под ноги животных, заставляя тем самым, на них наступить.

В наше время, преимущественно благодаря развитию интернета, о краш-фетише узнали люди с разных концов планеты. По всему миру существуют студии, в которых снимают шок-контент. Чаще всего главную роль в таких клипах играет девушка, но бывают и редкие исключения, когда снимаются мужчины-гомосексуалисты. Большинство любителей и, соответственно, покупателей подобного контента составляют садомазохисты, мысленно представляющие себя на месте убиваемого животного. Моделями обычно выступают либо проститутки с садистскими наклонностями, либо девушки, готовые делать что угодно, лишь бы за это хорошо платили.

Процент женщин, которые убивают животных ради собственного удовольствия, чрезмерно мал. Пожалуй, лучшего всего их можно описать словами тюремного врача-психиатра Чезаре Ломброзо: «Врожденная преступница превосходит преступника в другом отношении, именно в рафинированной жестокости, с которой она совершает свои преступления. Ей недостаточно, что враг ее умирает, она должна еще насладиться его смертью». Одним из примеров является немолодая женщина из Италии, многодетная мать Анна Б., которая получала сексуальное удовольствие, истязая и убивая животных. Свои садистские игры она снимала на камеру и выкладывала на специальный портал для фетишистов. На видеороликах, которые правозащитники нашли в сети, полуобнаженная девушка в туфлях на шпильках убивала мышей, кроликов и птенцов. К слову сказать, о тайном увлечении Анны Б. ее близкие даже не догадывались. Суд Милана приговорил 40-летнюю мать троих детей к четырем месяцам условно и штрафу в размере 4,4 тысячи евро.

Известной моделью в индустрии краш-фетиша является также китайская медсестра из Ханчжоу. Ее видео, где она давит каблуком живого котенка на набережной реки, в свое время очень широко распространилось в сети. Фильм наделал не мало шуму, чем привлек к себе внимание блюстителей порядка. В результате женщину, как и оператора, снимавшего весь этот ужас, посадили в тюрьму.

Классификация ужаса
Любители шок-контента придумали собственную классификацию видеороликов, согласно которой существует два основных вида фильмов – soft («мягкий») и hard («тяжелый», или на сленге – «жесть»). В клипах, относящихся к категории soft, модели давят еду, различные мелкие предметы и холоднокровных животных – насекомых, раков, рыб, рептилий и земноводных. Убийство живых существ такого типа не попадает под действие статьи о жестком обращении с животным, поэтому места съемок особенно не скрываются. Операторы «мягкого» краш-фетиша чувствуют свою безнаказанность, поэтому нападки зоозащитников их только смешат. Фильмы из категории hard представляют собой пленки с изображением убийства млекопитающих – как правило, мышей, котят, кроликов, а также птиц.

Убийцы за стенкой
Сюжет фильмов меняется в зависимости от предпочтений оператора, однако общим для сценария остается смерть животного в конце видео и беззаботное настроение модели. В качестве места съемок могут использоваться обычные квартиры многоэтажных домов, жильцы которых часто не догадываются, что за стенкой расположилась настоящая студия по производству шок-контента.

Найти живодеров очень непросто, поскольку места съемок тщательно скрываются. И если известно, что soft-видео c улитками не один раз снималось в Удельном парке города Санкт-Петербург, то hard-клипы в свободном доступе сейчас практически отсутствуют, равно, как и возможность вычислить адрес студии. Краш-фетишисты прячутся не только в реальной жизни, но и в интернете, с тех пор, как появление подобных роликов в сети стало вызывать большой общественный резонанс и негативную реакцию пользователей. До 2003 года существовал сайт (название не указывается), где каждый желающий мог посмотреть клипы с убийством животных. Из-за обрушившегося шквала жалоб этот портал закрыли, а любителям шок-контента пришлось искать новое место обитания.

Число людей, почитающих краш-видео растет с каждым годом, равно как и число тех, кто готов с фетишистами бороться. В результате масштабной кампании по зачистке мест обитания краш-фетишистов были закрыты десятки групп в социальной сети «ВКонтакте», удалены несколько крупных сообществ на сайте livejournal.com. Однако, к сожалению, такие меры не в состоянии остановить это движение. Живодеры стали создавать в социальных сетях группы с ограниченным доступом и прятаться за фейковыми профайлами, о которых знают только «свои». Теперь, для того чтобы стать членом подобного сообщества, необходимо предоставить некое доказательство – например, выслать организатору собственное видео или фотографию с убитым животным.

Что почем?
И если моральная сторона этого вопроса беспокоит не всех людей – мол, что здесь такого, сколько грызунов умирает от мышеловок и сколько кроликов ежемесячно уходит на шубы, – давайте посмотрим на индустрию краш-фетиша с другой стороны. Как мы уже говорили, мало кто из моделей занимается съемкой в подобных фильмах ради удовольствия. В свою очередь, это означает, что главным стимулом для участия в видео является финансовая составляющая. Деньги являются основной мотивацией и для тех, кто эти фильмы снимает. Непоколебимой истиной является утверждение о том, что спрос рождает предложение, а потому пока есть те, кто готов платить за шок-контент, всегда найдутся те, кто его произведут.

Сегодня по уровню доходности и темпам развития незаконный оборот запрещенного видео уступает только лишь индустрии наркобизнеса и продаже оружия. Реализация шок-контента представляет собой подпольную деятельность, где денежный поток обходит стороной процесс легализации. Разумеется, ни операторы фильмов в стиле краш-фетиш, ни актрисы, играющие там, не платят налоги со своих доходов.

Давайте произведем простой арифметический подсчет. Любители краш-фетиша могут купить один клип с убийством мыши или кролика по цене от 18 до 35 $ (стоимость зависит от вида животного, продолжительности фильма и класса модели). Те, кто предпочитают видео пожестче – например, с пыткой котенка или щенка, – платят за «удовольствие» порядка 80-120 $. По имеющимся сведениям анализа российского трафика, в сутки продается около 12 клипов с кроликами и около 4 фильмов с котятами и щенками. Таким образом, только за сутки одна студия зарабатывает в среднем 718 $. Если учесть, что продажа ведется через интернет семь дней в неделю, то размер ежемесячной прибыли получается в среднем равен 21540 $. Hard-клипы для соблюдения принципа конфиденциальности предпочитают снимать на квартирах, поэтому владельцы кровавого бизнеса не тратят деньги даже на аренду студии. Единственной издержкой производства является зарплата моделям и оператору, который нередко сам и является хозяином. Остается только догадываться о том, сколько студий находится в каждом российском городе. Но даже сейчас вполне очевидно, что их количество исчисляется десятками, а то и сотнями по стране.

Краш-фетишистами называют не только тех, кто производит живодерское видео, но и тех, кто его покупает и смотрит. Безусловно, продавцы шок-контента не заботятся о том, сколько лет их зрителям. В настоящее время ряд современных государств проводит политику ограничения по возрасту. В России недавно вступил в силу закон «О защите детей от информации, причиняющей вред здоровью и развитию», который призван оградить малолетних потребителей в том числе и от пагубного влияния шок-контента. У психологов вызывает беспокойство то, как жестокое видео вызывает подмену ценностей. Чего стоит только чудовищный случай, когда 17-летняя девочка из Набережных Челнов раздавила щенка ради фотографий в социальной сети. Пять наиболее удачных, по ее мнению, кадров она выложила в фотоальбом, чтобы удивить своих друзей. К сожалению, данный случай не является единственным, убийство животных среди подрастающего поколения стало чем-то вроде эпатажа, способа привлечь внимание. Сейчас общественность крайне возмущена двумя хабаровскими живодерками, которым объявили настоящую войну с обещанием «найти и покарать».

«В настоящее время степень влияния видеороликов на психику человека до конца не установлена, – комментирует психолог Андрей Дементьев. – Однако с некоторым успехом уже сейчас фильмы используются в процессе формирования и развития личности. С их помощью людям, например, прививают некоторые ценности и помогают справиться с проблемами эмоционального характера. Видео, относящиеся к категории шок-контента, по меньшей мере, могут вызвать психологическую травму у нормального взрослого человека, не говоря уже о ребенке. Более того, нарочито сексуальный вид моделей и их радостное настроение в роликах может вызвать непроизвольное желание подражания. Девочки захотят стать такими же, как актрисы из фильмов, а мальчики будут считать, что проявление жестокости – это нормально. Еще одним важным аспектом является здесь акт совершения убийства. Хоть сюжет клипов в стиле краш-фетиш различается, общим для всех них является сцена долгой смерти жертвы. Модели тянут время, чтобы ролик как можно дольше длился, а зрителем чаще всего это воспринимается как преднамеренное растягивание мучений животного. Между убийством живого существа и убийством человека – очень тонкая грань. Люди, почитающие краш-фетиш индустрию, начинают жить в другой реальности – со своей моралью и правилами. К сожалению, нельзя с полной уверенностью заявить, что тот, кто сегодня убил животного, завтра ни оправдает убийство человека».

Закон вне закона
Пока в России не пересмотрят законодательство, индустрия краш-фетиша будет только расширяться. Поставки шок-контента на отечественный и зарубежный рынок будут год от года расти, равно как и число тех, кто его потребляет. Когда борьба с нелегальным бизнесом целиком ложится на правовую и гражданскую сознательность населения – ждать масштабных результатов не приходится. Организации, по защите прав животных, выживают как могут, но даже в их компетенцию не входит борьба с живодерами. Единственное, что могут сделать зоозащитники – это сдать преступников в полицию, которая их в скором времени отпустит, поскольку законодательной управы нет. Проблема распространения краш-фетиша в России достигла такого размера, что бороться с ней можно уже только на правительственном уровне. И если соответствующие меры не предпринять в ближайшее время, то скоро национальным символом, наравне с водкой, березой и матрешкой, может стать фильм в стиле краш-фетиш.

Анастасия Красновская, Москва
Специально для «Социнформбюро»

Читать volgasib.ru в