Коронавирус в Волгоградской области:
Органы чрезмерной опеки: как разрушить семью

Органы чрезмерной опеки: как разрушить семью

Органы чрезмерной опеки: как разрушить семью
Фото:

В последнее время в России постоянно происходят случаи изъятия детей из семей с туманным объяснением «угроза здоровью и жизни детей». Разбирая подобные инциденты, с трудом понимаешь, какими доводами руководствуются органы опеки.

Последний случай достиг своеобразного «рекорда»: у семьи Дель, живущей в Подмосковье, за день отобрали 10 десять детей. Поводом для изъятия послужил синяк на попе у одного из мальчиков, которая заметила воспитательница в детском саду. Педагог сообщила о случившемся в службу опеки.

Сотрудники службы решили, видимо, «подстраховаться», и вместе с мальчиком забрали ещё девять детей, воспитывавшихся в семье Дель. Все изъятые малыши были приёмными и имели различные врождённые заболевания.

До сих пор родителям не предъявили ни одного документа. Юридически супруги Дель остались законными представителями детей, а по факту — нет.

Этот случай вызвал широкий общественный резонанс, за семью вступилась и спикер Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко, осудив действия сотрудников службы опеки.

«Я не даю сейчас правовой оценки, а высказываю свое личное мнение. Но считаю, что здесь были совершены поспешные действия, для которых не было достаточных оснований», — отметила председатель, добавив, что детей из семьи следует забирать только в крайнем случае.

«Здесь была обеспеченная семья», — заключила Матвиенко.

Получается, обеспеченность для социальных служб является главным критерием благополучия семьи. Впрочем, судя по другим историям, удивляться не приходится.

органы опеки отобрали ребёнкаВ 2014 году в Архангельской области жительнице посёлка Мелентьевский пришлось всеми силами бороться за своего новорожденного ребёнка. Сирота и выпускница интерната Надежда Кузнецова получила от государства жильё, которое (что не редкость в таких случаях) было в аварийном состоянии.

Спустя время у Надежды родился ребёнок, которого отобрали… из-за ненадлежащих жилищных условий. Несколько месяцев молодая мать при поддержке СМИ и юристов добивалась справедливости. Только после того, как история вызвала резонанс, чиновники выдали Надежде временное жильё по говору социального найма и вернули сына.

В августе 2015 года широкую огласку получил случай изъятия двух мальчиков у москвички Елены Коробовой. Основанием для отобрания детей стало отсутствие ремонта и телевизора, а также наличие 20 кошек в квартире. Позднее к конфликту между службой опеки и Коробовой подключился Павел Астахов, занимавший в то время пост детского омбудсмена.

«У матери имеется гигантская задолжность по оплате ЖК-услуг на неск.тыс.руб. В квартире жуткая антисанитария, пауки, тараканы, экскрименты» (орфография сохранена — примечание ред.), — написал на своей странице в Twitter Астахов.

Общественность встала на защиту матери. Волонтёры помогли с ремонтом, приютили кошек. Сыновей женщине вернули только через полгода. Все с облегчением вздохнули и забыли. Только никто не учёл во внимание тот факт, что дети запросто могли получить серьёзную психологическую травму, находясь полгода в приюте вдали от матери.

А рекомендуемые нормы количества питомцев в квартире, свежести ремонт и обязательного отсутствия тараканов — чтобы ребёнка не отобрали у родителей — так и не были озвучены.

Зона особенного риска

Эксперты отмечают, что под «прицел» социальных служб чаще, чем другие попадают родители с невысоким социальным статусом — которые не знают куда обращаться и как отстаивать свои законные права, а также многодетные семьи. В первом случае показателен пример сироты Надежды Кузнецовой из Архангельской области, во втором — пример семьи Дель.

лишение родительских правПовышенный контроль к многодетным семьям вполне объясним. У родителей в таких семьях порой не хватает на всех детей денег или времени, а иногда и того, и другого. Многодетным родителям сложнее поддерживать порядок в доме и строгую дисциплину. Поэтому многодетные семьи часто становятся объектом инспекций и проверок со стороны социальных служб.

Президент центра помощи многодетным семьям «МногоМама» Алина Контарева рассказала корреспонденту ИА «СоцИнформБюро» о семьях, находящихся в зоне риска.

— Почему в зоне риска находятся именно многодетные и малоимущие семьи? Потому что существуют чёткие нормативные документы, по которым семья признается малообеспеченной, и органы опеки зачастую находят в этих рамках причины забрать ребенка из семьи. Грубо говоря, приходит сотрудник органов опеки и попечительства в семью и принимает решение, заглянув в холодильник, отметив, например, что «в холодильнике отсутствует весь ассортимент необходимых детям продуктов». Или отмечает, что «жильё в аварийном состоянии», «квартира требует ремонта», «в комнате разбросаны игрушки и находится мусор» и т. д. — объяснила правозащитница. — Этот человек не наблюдает семью в развитии, не был здесь ранее, ничего не знает о семье, а его разовый визит имеет чисто формальный характер. Сотрудники органов опеки и попечительства действуют исключительно по формальным признакам. Такая ситуация сложилась, прежде всего, потому что в нашей стране все активнее работает западное лобби. Западные законы, западные интересы влияют на многие сферы нашей жизни, а последнее время все активнее вливаются в институт семьи и детства. Фактически происходит разрушение семьи такими способами.

Более того, отмечает Алина Михайловна, в настоящее время существует и активно применяется на практике досудебный порядок изъятия детей. Эта технология, по факту, означает, что родители ни на что не имеют права.

— Это страшная ошибка, которая приносит огромною травму детям. Намного больше, чем синяк на попе, тем более что синяки и ссадины, к сожалению, часто бывают у детишек, познающих мир, — подводит неутешительные итоги собеседница.

Избирательный контроль

В то время, как органы опеки проявляют неусыпный контроль за детьми, живущих в «рискующих» семьях, практически ежедневно в криминальных сводках появляются случаи жестокого обращения с детьми.

избирательный контрольТак, буквально накануне стало известно о своеобразном воспитательном методе мужчины к четырёхлетнему сыну. Житель Волгоградской области избивал ребёнка за отказ учить буквы.

13 января 24-летняя жительница Воронежской области умышленно напоила трёхмесячного сына уксусной кислотой. Мальчик остался жив, но получил тяжёлый химический ожог пищевода. Ранее в поле зрения полиции и службы опеки семья не попадала.

Бывает, что родители, являющиеся вполне благополучными внешне, доходят до убийства своих детей.

В декабре 2016 года напившийся сотрудник Росгвардии убил восьмимесячную падчерицу, так как она раздражала его своим плачем. После убийства мужчина и мать девочки спокойно пошли в магазин на несколько часов, оставив бездыханное тело ребёнка с её братом и сестрой пяти и семи лет.

24 января 2017 года в Хабаровске задержали мужчину, который, по версии полицейских, хладнокровно расправился с двумя маленькими дочерьми, женой и бабушкой. Убийца поджёг дом и автомобиль, пытаясь скрыть преступление. Автомобиль, кстати, косвенно говорит о благополучии семьи. Но оно, как видим, не помогло, также, как и социальные службы, призванные защищать здоровье и жизнь детей.

Выходит, органы опеки избирательно контролируют семьи с детьми и также избирательно изымают. Вот так кто-то лишается самого ценного, что есть в его жизни из-за работников социальных служб, а кто-то продолжает издеваться над своими несчастными детьми.

Впрочем, ввиду отсутствия законодательно закреплённых норм содержания детей в семьях, попасть под жернова системы опеки и попечительства может фактически любая семья. Сотрудники социальных служб могут увидеть «угрозу для здоровья и жизни ребёнка» в чём угодно, исходя из личных представлений о норме. А все люди разные. Даже в органах опеки.

Что делать, если в дверь постучали…

Прежде всего, уверена Алина Контарева, в ситуациях изъятия детей нужно не молчать. Необходимо активно привлекать внимание общественности, средств массовой информации, общественных организаций к этой проблеме. Нужно как можно громче заявлять о проблеме. Тогда будет меньше злоупотреблений, поскольку никто из чиновников, сотрудников органов опеки и т. д. не хочет нести ответственность за неправомерные поступки.

Также есть острая необходимость в обязательном порядке установить более чёткие критерии, при наличии которых процедура изъятия ребёнка из семьи должна быть чётко прописана (кто должен присутствовать, какие должны оформляться документы и т. д.). Следует смягчить нормы о том, что за отобранием ребенка следует неизбежное лишение или ограничение родительских прав. Роль прокуратуры в этом процессе требует уточнения и регламентации (сейчас непонятно, зачем уведомляют прокурора и что он дальше с этим делает). Отмечу, что отсутствуют нормы, касающиеся усыновителей и приемных семей, — сообщила Алина Михайловна. — Я считаю что нужно ввести ответственность для сотрудников опеки за неправомерное изъятие детей. Потому что забирая ребенка у матери, никто не может просчитать какими будут последствия. Это может сломать ребёнку всю оставшуюся жизнь.

Изъять нельзя оставить

В любом из инцидентов, даже в случае справедливого изъятия ребёнка, необходимо руководствоваться прежде всего его интересами и правами. В правовом аспекте это означает, что в обществе взрослых людей у ребёнка должен быть представитель, ведь ребёнок не обладает полноценной возможностью реализовать свои права. Реализация прав через семью всегда должна быть приоритетом, лишь в исключительных случаях — другим способом.

Органы чрезмерной опеки: как разрушить семью Мы должны действовать в интересах детей. А в интересах детей – расти в семье! «Забота» о семье ни в коем случае не должна сводиться к попытке ее разрушить. Первый критерий — родители алкоголики и наркоманы, второй — жестокое обращение с детьми, которое должно быть подтверждено медицинской справкой, заключением психологом и решением суда, где родители должны иметь право присутствовать при всех процедурах, иногда складывается впечатление, что на детей давят, — объяснила президент центра «МногоМама».

Уполномоченный при президенте Российской Федерации по правам ребенка Анна Кузнецова также отметила важность сохранения целостности российской семьи при защите интересов детей.

— Главное, о чём мы должны помнить, — интересы детей напрямую связаны с их родной семьёй. Поэтому наша задача — в первую очередь помочь и поддержать семью. И в современных условиях это непростая задача. Но, надеюсь, что совместная работа заинтересованных министерств и ведомств, внимание и умение слышать каждую семью, родителей помогут нам всем вместе её решить, — выступила омбудсмен.

Несмотря на, казалось бы, разумный подход к защите прав ребёнка, российские органы опеки и попечительства до сих пор не могут определиться, где же поставить запятую во фразе «изъять нельзя оставить».

Лилия Финько

Фото: социальная сеть «ВКонтакте»