Коронавирус в Волгоградской области:
Борьба за место в жизни – и после нее

Борьба за место в жизни – и после нее

Борьба за место в жизни – и после нее
Фото:

ВОЛГОГРАД, «Социнформбюро», 7 октября 2009 г. – Из всех московских кладбищ – а их в Москве 71 – только одно открыто для захоронений, сообщает "Инопресса" со ссылкой на The New York Times.

Нехватка пространства поставила родственников, не имеющих места на семейных участках, перед выбором между захоронением далеко от города и кремацией – практикой, которую Русская православная церковь не одобряет.

"Кремация – не такая проблема, – утверждает Алексей Орлов, кремировавший свою мать вопреки ее последней воле и пожеланиям нескольких родственников. – Это требует меньше места".

Ежегодно в Москве умирают 120 тысяч человек. Городские власти утверждают, что в Москве больше нет места для кладбищ, но многие москвичи полагают, что правительство просто не хочет освобождать дорогостоящие земли, которые можно использовать для других целей.

Правительство приобрело землю в области, но многие москвичи не согласны тратить по два-три часа на дорогу, чтобы побывать на могиле близких.

Кроме того, московское правительство начало программу передачи прав на неухоженные или заброшенные участки на кладбищах москвичам, согласным следить за ними и готовым их занять, когда придет время.

Поиск места для захоронения усложняется отношением россиян к похоронам, пишет автор статьи Майкл Швирц. В отличие от многих американцев, которые относятся к недвижимости на кладбище как, скажем, к новой квартире, многие русские по-прежнему считают, что похоронное дело – это ответственность правительства, как это было в советские времена, и нередко ничего не планируют заранее, заявил Антон Авдеев, председатель московского профсоюза работников ритуальных служб.

"Наш народ не готов к рыночной индустрии похорон", – утверждает Авдеев.

Фото с сайта www.newsland.ru