Коронавирус в Волгоградской области:
Юрий Чехов: «Возможность для выживания у бизнеса все-таки есть»

Юрий Чехов: «Возможность для выживания у бизнеса все-таки есть»

Юрий Чехов: «Возможность для выживания у бизнеса все-таки есть»
Фото:
Председатель совета волгоградского реготделения «Деловой России» Юрий Чехов

В непростые дни тотальной самоизоляции в самом сложном положении оказались бизнесмены. Работа многих отраслей де-факто остановлена, еще недавно успешные коммерсанты уже на грани разорения.
8 апреля даже президент России публично признал: сейчас особенно сложно именно бизнесу, в первую очередь малому и среднему. Добросовестные коммерсанты ждут помощи. Буквально за несколько минут до этого заявления мы поговорили с председателем совета волгоградского реготделения «Деловой России» Юрием Чеховым.
Какие возможности волгоградский бизнес уже упустил, а что еще можно и нужно исправить?
С какими потерями и перспективами бизнес выйдет из кризиса, будет зависеть не только от сроков ограничительных мероприятий и действий властей.  Что должно измениться в самоощущении бизнеса, нормативном регулировании и правда ли что «все заберут себе» олигархи – в эксклюзивном интервью для «СоцИнфомрБюро».

 

Обстановка для разговора на злобу дня уже настраивает на контекст – пустой зал ресторана неработающей гостиницы, масок при разговоре не снимаем. Ресторан, впрочем, работает – на доставку. Юрий Чехов объясняет: его собственный бизнес пока позволяет балансировать благодаря накопленным резервам и многопрофильности.

 

У меня много предприятий. Что-то в нулях, что-то в минусе, но в целом пока можно держать.

 

ООО «Управляющая компания «РИТМ»», которым владеет Чехову, управляет сразу 7 компаниями. Однако роль главы общественного объединения бизнеса, очевидно, более тяжелая и нервная.

Только поначалу наш собеседник выглядит невозмутимым, хотя быстро раскрепощается, начинает жестикулировать, объясняя, чем сегодняшняя ситуация отличается от прежних кризисов. В тяжелейшие 90-е Юрий Чехов работал мэром Волгограда. Кому как не ему знать, как нужно действовать, чтобы в условиях упадка и турбулентности выживать и даже думать о развитии.

 

Разговор начинаем, что называется, без раскачки.

Юрий Викторович, правительство уже ввело два «пакета» помощи бизнесу, наверняка будет развитие. По вашей оценке – насколько меры достаточны и вообще адекватны, которые уже введены?

 Я оцениваю их как первые шаги. Бизнес, честно сказать, ждет большего. И есть надежда на более серьезные и конкретные меры поддержки от государства. Правительство заявило о выделении на эти цели около 300 млрд (после третьего обращения Путина будет больше – прим. Ред) рублей, что беспрецедентно мало на фоне других государств, направляющих огромные деньги на помощь бизнесу и населению в целом. Кроме этого, нельзя разделять предпринимателей по признаку «кто больше страдает». Это всегда приводит к странным последствиям, когда мы видим в списке системообразующих предприятий, рассчитывающих на государственные субсидии, такие организации как букмекерские конторы или элитные бутики. Сегодня в условиях кризиса все равны, и помогать нужно всем.


Но все-таки у нас преференции будут даны в помощи сперва наиболее пострадавшим видам бизнеса. А еще есть идея ранжирования, скажем,  по  социальной значимости – числу работников, времени работы компании, доле налогов к выручке, например.  В этом же есть логика? Предприятие, которое платило государству и муниципалитету исправно ведь должно быть в приоритете?

 В таком подходе есть доля истины, и такие преференции могли бы быть рассмотрены. Действительно справедливо, когда бизнес, не скрывавший свой доход, плативший своим сотрудникам «белую зарплату» и добросовестно отчислявший налоги, должен получать достаточную помощь. Однако о таких критериях говорить нужно очень осторожно и взвешено.

Скажу так: работать честно трудно, но нужно. Необходимо. Чем больше людей работает полностью «в белую», тем они свободнее. Им нечего скрывать и они ни от кого не зависят. Многие к этому уже приходят.

Другое дело, что у нас так устроено, что некоторые сферы по всем нынешним правилам просто не могут работать так. Мелкие бытовые услуги, салоны красоты – для них давно пора продумать новое нормативное регулирование. Нужен взвешенный подход. Сейчас они или работают «в серую», или убыточны. И к этому вопросу надо будет вернуться.

По части помощи я бы настаивал на другом: чтобы государство в первую очередь соблюдало бы принцип справедливости. Нельзя допускать возможность «прилепиться» к бюджету каким-то любимчикам, предпринимателям, приближенным к власти.

 

«Интереса к бизнесменам как к политической силе сегодня нет»

Юрий Чехов / Пресс-служба Деловой России


Это же уже вопрос политический. Есть такие оценки, что бизнес, особенно малый, будет в кризис и по выходу их него более активно самоорганизовываться и, в том числе,  участвовать в политике, чтобы иметь возможность в дальнейшем требовать защиты своих интересов?

 Бизнес-среда всегда будет меняться и уже начала адаптироваться к новым условиям. Наблюдается очень интересная тенденция, которую я, к слову сказать, в Волгограде пока не замечаю. Бизнес объединяет свои усилия для выживания. Уже начался процесс добровольного объединения коммерческих структур. Люди договариваются, идут навстречу друг другу по условиям. В Волгограде нужно изучать этот опыт и пользоваться этими практиками.

А вот политическая самоорганизации в политике – это болевая точка не только нашего региона, но и всего российского делового сообщества. Будем откровенны, интереса к бизнесменам как к политической силе сегодня нет. Это связано и с тем, что относительно остального населения страны предпринимателей чуть больше одного процента. Во всех политических аспектах нас даже не учитывают. Сегодня российских предпринимателей можно разделить на две категории – те, кто работает с властью в рамках всевозможных госконтрактов и по умолчанию практически всегда полностью лояльны власти – и есть те, кто независим от власти. Вторые часто имеют довольно радикальный настрой – они держатся от властных структур подальше, лишь бы их не трогали. Еще недавно было сложно представить, что появится серьезная политическая сила, которая могла бы объединить эти два лагеря. Но вот нестабильность которая сейчас есть, может подтолкнуть и этот процесс. Я уже вижу и вижу и политическую активность, определенную, и попытки объединения. Активность будет возрастать и дальше. Нужны лидеры, которым можно доверять. Пока на политической поляне одни и те же лица, от которых все устали.  Поляна вычищается и непросто ждать, что на ней кто-то появится, но попытки найти таких ярких и грамотных людей, будут продолжаться.

Мы в начале пути, но его предстоит пройти. Надо искать новое и в экономическом и в политическом ландшафте.  Я-то уходящий мастодонт. Но я поддерживаю любую «движуху». Обмен мнениями очень нужен.

 

Вернемся к сегодняшним реалиям. Одна из особенностей волгоградского  бизнеса в том, что в нашем регионе предприниматели гораздо менее активны в кредитовании. При схожих объемах капвложений наш бизнес имеет почти втрое меньше кредитов, чем, скажем, в соседней Ростовской области. Это означает, что у нашего бизнеса есть запас прочности? Или, наоборот, что бизнес и так работал на грани рентабельности и кредиты просто не мог себе позволить?

 Такой региональный парадокс действительно существует – волгоградский бизнес не готов кредитоваться. Я встречаюсь с руководителями банков, которые также отмечают эту тенденцию. По моему мнению, сегодня в деловом сообществе региона есть определенный страх попасть в «долговую яму». Однако у нас вызывает тревогу и то, что в Волгоградской области предпринимательская активность сама по себе очень низкая. Меня поражает, как представители других регионов и даже других стран легко заходят в наш регион, организовывают тут бизнес, берут кредиты, развиваются и масштабируются. Волгоградские предприниматели, к сожалению, не так успешны.

И в этом я вижу недостаточность усилий со стороны власти, причем на всех уровнях. Поясню на примере. К Чемпионату мира политическое руководство поставило задачу построить гостиницы, чтобы создать туристическую инфраструктуру. Бизнес откликнулся по всей стране в расчете на то, что турпоток и после мундиаля увеличиться. В итоге в Волгограде к ЧМ насчитывалось более 120 отелей и гостиниц! Мы получили летом 2018 года месяц сумасшедшего заработка, а после – мощнейший провал. Никакого увеличения туристического потока мы не увидели, наши надежды на внедрение в России электронных виз и расширение возможностей для въездного туризма не произошло. В регионе ситуация привела к тому, что стоимость проживания в номерах гостиницах в разы ниже, чем в соседних областях. Ну а сейчас эта отрасль в еще большем упадке: отели продаются «пачками», некоторые просто закрываются.

Это только один пример, остальные отрасли также ждут грамотного подхода со стороны власти. Без грамотных решений региональных и федеральных органов управления многие сферы бизнеса продолжат находиться «в тупике».

Возвращаясь к проблемам волгоградского бизнеса, то развитие начнется тогда, когда мы вернемся к политике протекционизма, поддержки местных товаропроизводителей, местных застройщиков и так далее. Мы ждем от области создания существенных преференций для волгоградских предпринимателей при разыгрывании госконтрактов. Конечно же, при соблюдении всех требований законодательства, однако возможности такие существуют. Лучше давать заработать своим предприятиям, ведь они заплатят в местный бюджет и трудоустроят местных работников. Сегодня по такому пути пошли в Краснодаре, Ростове, Татарстане и других развитых регионах.

«Бизнес – это, извините, жлобье, которое только и делает, что наживается на людях». 

Итоговое собрание Деловой России в Волгограде / Пресс-служба ДР

Но сейчас можно услышать и такое суждение – причем его употребляют и некоторые бизнесмены – мол, непонятно, что коммерсанты так воют. Что за бизнес, у которого нет подушки безопасности на месяц-два? Предпринимательская деятельность это же риск. И ради хороших доходов и независимости человек соглашается с тем, что он несет риски, включая собственное разорение. Как к такому относиться?

 Наконец-то я услышал этот вопрос! Вот говорят: бизнес – это, извините, жлобье, которое только и делает, что наживается на людях. Однако происходящие сегодня события ярко показывают, что государство часть своих вопросов просто свалило на плечи бизнесменов. И надо подчеркнуть, что далеко не все бизнесмены плачут. Многие, как и коммерческое объединение, которое я возглавляю, рассчитывают только на себя. На наши резервы, возможности, знания, опыт. Даст государство помощь – мы не откажемся, не даст – будем выкручиваться сами. Как мне кажется, сейчас каждый настоящий предприниматель думает примерно так же.

 

А как вы относитесь к опыту западных держав, которые активно стимулируют спрос, в том числе прямой раздачей денег людям? Нужно ли такое у нас?

 Да, я считаю, поддержка населению необходима. Но мы прекрасно понимаем, что здесь должно быть принято политическое решение о распаковывании государственной «кубышки» — финансовых резервов страны. Государство пока с этим медлит, мы это видим. Суждений по этому вопросу много, однако, мы можем наблюдать, какие действия предпринимаются в США, Евросоюзе, других странах. Тот же Трамп раздает по 1200 долларов каждой американской семье, а в Европе выделяют 500 млрд евро на борьбу с экономическим кризисом. Однако здесь необходимо сказать о труднопрогнозируемых последствиях такой финансовой политики – эта поддержка своих товаропроизводителей и стимулирование спроса населения может вылиться в чудовищную инфляцию и рост цен по всему миру.

Наши власти, скорее всего, предполагают, что возможно дальнейшее ухудшение ситуации. Конфликтные ситуации, нефтяные и газовые проблемы – влияющих факторов много.

 

Это же, вероятно, от того, что никто не понимает когда это все закончится. А как по-вашему, что изменится в сути бизнеса? Какие-то отрасли могут вообще умереть? Или весь мелкий бизнес вообще – все заберут крупные игроки? Все перейдут на удаленку,  или это преувеличение?

 Мы анализировали ситуацию и поначалу срок выхода из турбулентности для себя определяли в полгода, потом в 9 месяцев. Однако ситуация меняется, и не в лучшую сторону. Так федеральное правительство уже заявляет о предстоящей двухлетней рецессии в России.

Малый и средний бизнес в регионах не интересен крупным московским игрокам. Среди моих столичных друзей и знакомых есть те, кого можно назвать олигархами. Они открыто говорят: когда нам понадобится, мы вас на местах купим. На сегодняшний момент  интереса нет.  

При этом у нашего  бизнеса возможность для выживания все-таки есть. Конечно, надо говорить честно – выживут не все. Но в перспективе вопрос в первую очередь стоит об оживлении деловой активности. Выиграют самые прозорливые, самые предприимчивые. Я и сам в 90-е смеялся над теми, кто скупал ваучеры, а они потом приобретали заводы.

И сейчас появится новая плеяда таких коммерсантов.

Повторюсь, в это сложное время очень важно объединяться. Я всех приглашаю – давайте разговаривать. Нужно собраться, выработать четкую позицию по развитию бизнеса, региона. Мы никак не могли это сделать, но сейчас, похоже, какое-то движение пошло. Пусть вынужденно, но придем к верным шагам.