Коронавирус в Волгоградской области:
Елена Шаркова: «К «серым мышкам» я точно не отношусь, поэтому вне власти» 

Елена Шаркова: «К «серым мышкам» я точно не отношусь, поэтому вне власти» 

Елена Шаркова: «К «серым мышкам» я точно не отношусь, поэтому вне власти» 
Фото:

— Мой стаж в журналистике — 38 лет, — с этого началась наша встреча с региональным корреспондентом одного из федеральных СМИ и гостьей Школы журналистики «Первая полоса»  Еленой Шарковой. – Мне было 15 лет, когда я внештатником пришла в газету «Молодой ленинец»…
И вот мы, студенты «Первой полосы», сидим в нашем «творческом пространстве», представляя и проживая эти внушительные цифры.

«Тридцать восемь лет стажа! Фантастика! — рассуждаю я сама с собой. — Да, не зря студенты прошлых выпусков ШЖ-ки характеризовали визит госпожи Шарковой к ним одним-единственным словом — фурор!»

 

— Елена, 38 лет?! И Вы не устали? 

— Нет. К этой цифре я добавила еще четыре года работы вне офиса, что было для меня новым опытом. Но до сих пор, когда вижу свое имя под текстом, удивляюсь: неужели это мое?! Я попала в свою стезю. Еще с пяти лет я, сидя под елкой, писала сказки. Думала, что буду великим сказочником, как Ганс Христиан Андерсен, например. Но нет: стала журналистом. И любимой темой по сей день остается экономика. Хотя, проработав такой почтительный срок в профессии, я освоила много тем и сфер. Но экономика для меня до сих пор интересна и даже местами загадочна. Подтверждение тому – победа в конкурсе «Лучший журналист ЮФО по экономической тематике».

 

— За такой огромный срок в журналистике Вы наверняка сменили множество редакций. Какая стала любимой? 

— Моим любимым местом работы стал еженедельник «Деловые вести». Я с огромным удовольствием «вгрызалась» во все цифры и экономические термины. Работая в этом издании, я прошла, мне кажется, минимум три курса экономического факультета. Еще этот период запомнился по «наработке» личной аналитической базы: иногда приходилось корпеть до трех часов ночи над материалом в двадцать строчек, чтобы за каждым словом стояла правильная, глубокая и экономически выверенная информация. Это время стало и огромным эмоциональным взрывом: любимое дело — журналистика наложилось на неизведанное — экономику. Но, к сожалению, работа в «Деловых вестях» длилась недолго — всего три года, потом еженедельник закрыли.

 

— Как «экономический» журналист как можете прокомментировать ситуацию в родном регионе? 

— Наша экономика резко стагнировала. В частности, госдолг Волгоградской области за первые шесть месяцев 2018 года вырос более чем на полмиллиарда рублей. Это данные комитета финансов обладминистрации. В абсолютных цифрах сумма госдолга составляет почти 54 миллиарда рублей. Такого огромного госдолга в регионе не было никогда. Во времена губернатора Николая Максюты, госдолг составлял всего 5,7 миллиарда рублей. При трех последующих губернаторах эта цифра выросла почти в 10 раз. Только на обслуживание госдолга в 2018 году облбюджет потратил более 3 миллиардов рублей, а в структуре госдолга банковские кредиты
составляли почти 23%. Как говорится: растет не по дням, а по часам…
2 апреля все  СМИ поделились с волгоградцами материалами, так сказать, по достойным итогам «губернаторской» пятилетки Андрея Бочарова. Но, увы, сухие цифры статистики сообщают далеко не утешительные результаты, да и сами вы видите, что происходит в городе.

Например, когда-то губернатор обещал найти крупные заказы для легендарного Волгоградского тракторного завода. Где сейчас завод? Нет завода! И не будет. На его месте будут жилые дома и торговые центры.
Далее: губернатор обещал возродить ОАО «Химпром». Теперь его продали за… 106 миллионов рублей. Элитный коттедж стоит дороже. И что там теперь японцы собираются делать — заводик по производству спирта?..
Также мы слышали обещания организовать отличную транспортную систему в Волгограде. Что на деле? Ни маршруток, ни нового транспорта нет. Пришли только б/у автобусы от «Питер-Авто»…
По-хорошему, в регионе нужно вводить чрезвычайное экономическое положение. По сравнению с другими городами-миллионниками Волгоград находится в действительно плачевном состоянии и занимает последние места во всевозможных рейтингах.

 

— Что можно сделать, чтобы поднять «с колен» экономику нашего региона? 

— Для начала надо создать отличную налоговую базу. То есть скооперировать те узловые промышленные точки региона, в которых можно создать стабильное производство. Предприятия лучше всего объединить в закольцованную систему: производить — отделывать (упаковывать) — продавать. Возьмем для примера птицекомплекс: выращиваем – разделываем – упаковываем- продаем в местных магазинах мясо и яйца без долгой транспортировки и многочисленных посредников. И чем меньше в таких кольцах будет бухгалтерий, транспортных и административных систем, тем дешевле будет себестоимость продукта. При этом продукция должна быть такого класса и экологической чистоты, что ее можно будет продавать за рубеж за твердую валюту. Местные производства отдадут свои налоги в бюджет региона, не пополняя бюджеты других регионов страны. Кстати, сейчас в Волгограде, по данным Росстата, закрывается ТРИ предприятия разных форм собственности в день. Это негативно отражается не только на предпринимателях, но и на самом регионе. При этом есть отличный выход: государственно-частные партнерства (ГЧП), которые могли бы полностью обеспечивать регион. Они «тянут» за собой еще как минимум увеличение рабочих мест, жилищного и капитального строительства.

— Мы привыкли ругать нашу страну за высокий уровень коррупции. Есть ли место ей в западных странах? 

— Я побывала более чем в 30 странах и могу сказать точно: коррупция есть везде, но в разных странах с ней по-разному борются. . То же самое касается и свободы слова. В западных странах граждане активно пользуются свободой слова, устраивая различные общественные дискуссии. В России подобная практика встроена во власть в виде общественных палат. Я как-то раз попала в Италии на «сидячую забастовку» работников метро. Это было очень показательно. Итальянцы сидели на ступеньках метро, спокойно пили и кушали, у них было что-то вроде пикника. Однако таким нехитрым способом движение в Риме было перекрыто, и власти понимали, что это недовольство надо нейтрализовать. В России, к сожалению, мы пока тяжелы «на подъем», касающийся отстаивания своих социальных, экономических, политических и прочих интересов. Мало кто может просто собраться на улице, высказывая свое мнение. Еще хуже, что в большинстве случаев такие «дискуссии» заканчиваются в полицейском участке…

— А как Вы можете прокомментировать слухи об отключении банковской системы? 

— Смею предположить, что так оно и будет. Поэтому советую на всякий случай приобрести карты внутреннего обращения. «Железный занавес» может упасть внезапно. Прислушайтесь повнимательнее к государственным телеканалам – там озвучиваются ключевые фразы, расшифровывающие, чего ждать в ближайшее время. Хоть методичку издавай…

 

— Стоит ли ожидать резкой инфляции в ближайшее время? 

— Думаю, что такой инфляции, как два-три года назад, у нас не будет. Сейчас начнется сезон овощей, фруктов, зерна и, соответственно, цены на многие продукты упадут. Локальный пик годовой инфляции будет пройден в апреле 2019 года, по прогнозу Центробанка, и ее рост ожидается на уровне 4,5-4,7%.

 

— Что можете сказать по поводу биткоина и криптовалют? Есть ли у них шанс укрепиться на национальном рынке? 

— Лично я не верю, в то, что криптовалюта сможет войти в национальное обращение. У нашего населения, к сожалению, низкая финансовая грамотность. Многие люди слышали о биткоинах, однако не знают, как ими пользоваться и как зарабатывать на этом.

 

— Есть ли место краху доллара?

 — Думаю, что да. Однако российская экономика сильно вложилась в доллар, и на выведение его из оборота уйдут многие годы. Резкий отказ невозможен, ведь чуть ли не все страны вложили «американского друга» в капитал. Россия уже сейчас постепенно, маленькими шажками, отходит от этой валюты, переходя на расчеты с другими странами в национальных валютах. Но до полного краха доллара еще очень далеко.

 

— Золотовалютные резервы побили пятилетний рекорд, однако Всемирный банк ухудшил прогнозы по перспективам экономики России. Что можете сказать на этот счет? 

— Дело в том, что это именно резервы. Они стране, безусловно, нужны, но в то же время они могут и должны работать на ее внутреннюю экономику. Сейчас же ЗВР буквально «лежит». Вместе с тем в России произошел рекордный отток инвестиций, и конечно, это плохой знак для экономики страны. Всемирный банк принимает это во внимание, плюс там хорошо известны наши застарелые проблемы — низкую производительность труда, небольшое количество продукции высоких технических переделов, санкции, возможные потрясения банковской системы и структуры госдолга, да и многое другое. Чем сегодня сильна Россия? Вооружения, энергоносители, ракетостроение. Остальные же цифры на радуют, к сожалению.

 

— Куда лучше вкладываться, чтобы повысить экономику страны? 

— Думаю, в бумаги и компании стран с высокоразвитой экономикой. Хорошо бы еще перестать разбрасываться деньгами, берясь за помощь другим странам или прощая им многомиллиардные валютные долги. Но самый эффективный путь – организация наукоемких производств и технологий, а также производств с максимально высоким уровнем продукции высоких переделов. Например, не круглый лес за рубеж гнать, а делать из него дизайнерскую мебель для стран с высокой покупательской способностью.

 

— Елена, и завершающий вопрос «на засыпку»: учитывая Ваши огромные знания в области экономики, политики и других сферах, не думали ли Вы присоединиться к власти? 

— Мне поступало очень много таких предложений, но я всегда отказывалась. Сегодняшняя власть, к сожалению, не терпит личностей со своим мнением. В тамошних коридорах приживаются лишь бессловесные серые «мышки», умеющие ходить на задних «лапках» и подобострастно заглядывающие в рот начальнику. Я к «мышкам» точно не отношусь, поэтому «вне власти».

 

Материал подготовлен Дарьей Шариковой, слушателем Школы журналистики «Первая полоса»

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции