Коронавирус в Волгоградской области:
Родители погибшего от угарного газа мальчика не хотят, чтобы дело о его смерти спустили на тормозах

Родители погибшего от угарного газа мальчика не хотят, чтобы дело о его смерти спустили на тормозах

Родители погибшего от угарного газа мальчика не хотят, чтобы дело о его смерти спустили на тормозах
Фото:
Ольга, мать погибшего мальчика/СоцИнформБюро

Мама погибшего 13-летнего Максима боится, что из-за бездействия следователей в доме может погибнуть кто-то еще.

Спустя две недели после трагедии в редакцию «СоцИнформБюро» позвонила мама погибшего от угарного газа мальчика Ольга. Женщина решила обратиться за помощью к журналистам, когда вопросов о том, кто виноват в смерти ее единственного ребенка, стало больше, чем ответов.

Напомним, что трагедия произошла 6 апреля в Советском районе Волгограда. В аварийном, подлежащем к сносу еще в 2016 году доме по адресу Урюпинская, 2а, в собственной ванной умер 13-летний мальчик Максим. Его мама в это время на кухне готовила, а сын после тренировки решил принять ванну. Когда Ольга решила проверить, почему сын так долго не выходит из ванной, ребенок уже не подавал признаков жизни. Причиной смерти, по заключению экспертов, стал угарный газ.

Что происходило в аварийном доме в последующие две недели мы сообщали регулярно, а вот как ведется расследование смерти сына, Ольга решила рассказать только сейчас.

Погибший Максим занимался рукопашным боем/из личного архива семьи

Что произошло в день трагедии, помните? Как началось следствие?

– 6 апреля после гибели сына первыми приехали газовики. Еще не было никого, а они уже начали отключать все – газовую колонку, варочную панель… Поставили везде заглушки. И только потом приехали следователи. Когда они увидели, что без них уже все отключили, следователи начали говорить, что это они должны были решать, что и как делать. Они были возмущены и спрашивали, почему газовики позволяют себе такие действия, – вспоминает Ольга.

Проводились ли какие-то экспертизы в вашей квартире?

– В день трагедии сотрудники Следственного комитета осматривали место происшествия, – рассказала мать погибшего Максима. – Это был единственный раз, когда они появились в квартире. После этого в квартиру пытались попасть только газовики, которые хотели прочистить вентиляцию, но мы с мужем отказались кого-либо пускать в квартиру до распоряжения следователя. Мы думали, что кто-то еще придет, чтобы провести экспертизу, но по большей части со следователем приходится общаться только по телефону.

Следователь сам вам звонит или вы ему?

– В самом начале следователь спросил меня, насколько пристально я собираюсь следить за следствием. Я сказала, что, конечно же, буду следить за расследованием, но каждый день этого делать не смогу. С тех пор он и пропал. У меня до сих пор нет никаких бумаг, подтверждающих возбуждение уголовного дела или признания нас потерпевшими. Единственное, что у меня есть – это акт о принятии газовой колонки на экспертизу, которую мы сами же ему и привезли.

Документ о выемке газовой колонки/СоцИнформБюро

Что значит сами привезли? На каком основании?

– Следователь, Завгородний Никита Сергеевич позвонил нам и сказал, что нам необходимо снять колонку и привезти ему. Почему это должны сделать мы, а не эксперты, он объяснил тем, что якобы все газовики в Волгограде являются заинтересованными лицами, поэтому снять ее кроме нас – некому. А экспертиза будет проводиться в другом городе.

На какой стадии следствие находится сейчас, вам сообщают?

– На сегодняшний день нам известно только то, что Максим умер от угарного газа. Согласно полученному документу, в крови содержание угарного газа было 51%. Это все официальные данные, которые мы имеем. Больше нам ничего не известно.

Скажите, а на какой исход следствия вы рассчитываете? Вы хотите, чтобы кто-то понес ответственность за смерть вашего сына?

Я хочу знать правду не только для того, чтобы кого-то наказать, а чтобы нашли причину. Если это наша колонка виновата – это одно, но, если дело в вентиляции – мы не хотим, чтобы погибли другие дети или люди, которые живут в этом доме. В последний раз следователь, совсем молодой мальчик, нам обмолвился, что так как дом аварийный, он снят с учета и найти «крайних» не получится. Скорее всего смерть Максима будет признана несчастным случаем. Но ведь наша соседка с первого подъезда неоднократно писала повсюду жалобы, что вентиляция неисправная. И никто ничего не делал… с 15-го года. Мы здесь живем с 2014-го, у нас договор официальный, колонку эту официально устанавливали – документы есть соответствующие. Но за все время по этому договору только в 2015-м году пришли две женщины, поставили галочки, что колонка у нас и варочная панель. И всё. Нам бы не хотелось, чтобы кто-то еще пострадал. Ведь многие говорят, что в тот день ветер был сильный и этот угарный газ могло задуть и из других квартир, – теряется в догадках Ольга.

Родителей Максима угнетает тот факт, что их домом, который должны были расселить в крайне сроки еще  прошлом году, заинтересовались только после того, как погиб их сын – газовики начали чистить вентиляцию, управляющая компания – вкручивать лампочки и делать уборку. В завершение разговора Ольга сказала, что это очень страшно, когда понимаешь, что для того, чтобы кто-то начал что-то делать, нужно, чтобы погиб человек.

Журналисты «СоцИнформБюро» подготовили запрос в СК РФ по Волгоградской области с просьбой прокомментировать ход следствия по делу о гибели Максима. В Следственном комитете сообщили, что держат расследование на контроле.

– Ход следствия по делу о гибели несовершеннолетнего Максима Д. находится на контроле у начальника следственного отдела по Советскому району Доброскокина Александра Сергеевича. 7 апреля мать мальчика была признана потерпевшей, о чем ей была вручена копия соответствующего документа. Газовая колонка была отключена специалистами 6 апреля. Сейчас она направлена на экспертизу в Ростов. По результатам экспертизы будет установлена причина произошедшего, – сообщили в Следственном комитете.

Напомним, что дом, в котором случилась трагедия, был признан аварийным и подлежащим к сносу в 2016 году. Согласно постановлению администрации города, дом должны были расселить по городской программе “Жилище” до 2020 года. Однако этого не произошло, а на словах жильцам было сказано, что расселение переносится на 2025 год. Пока жалобы жильцов во всевозможные инстанции не дали никакого результата. А затягивание сроков переселения привело к страшной трагедии, повторения которой так пытаются избежать родители, потерявшие единственного сына.

Читать volgasib.ru в