«Российская одежда – это круто!»: Антон Бугаенко – о бренде «Улица» и российских марках одежды

Фото:
Анатолий Панчишкин, ИА «СоцИнформБюро»

31 мая в Волгограде подводят итоги конкурса «Поколение успеха» для молодых предпринимателей. «СоцИнформБюро» начинает серию интервью с теми, кто прошёл в финальный этап. Это люди, которые занимаются или планируют попробовать себя в бизнесе, в самых разных сферах. У кого-то уже есть действующие бренды, весьма известные. Кто-то приходит с интересными проектами.

Герой этого интервью — Антон Бугаенко, бренд-менеджер магазина «Улица», специализирующийся на торговле одежды отечественных марок. Мы поговорили о том, как зародился бренд, о скандале с «Петлёй» и зачем уже известный в Волгограде магазин решил принять участие в региональном конкурсе.

Бренд «Улица» родился в 2014 году. Его создали два энтузиаста: Антон Бугаенко и Сергей Донских (коммерческий директор «Улицы»). Всё началось с того, что они сами приобщились к одежде отечественного производителя:

— Мы были первыми в Волгограде, кто носил одежду русских марок, и подумали: почему бы нам не привезти их в Волгоград, чтобы все остальные могли тоже носить? Они уже не уступали по качеству, по интересности моделей. Мы решили попробовать и привезли первую партию вещей. За первую неделю всё раскупили наши друзья. Мы даже не успели выложить вещи в интернет! Поэтому решили: всё, надо делать. Мы стартовали, и первые привезённые вещи повесили в шкафу у меня дома. Кто-то приходил ко мне, кому-то мы привозили к порогу на своих машинах. Люди могли стоять в домашнем халате, смотрели вещи, говорили: «Слушай, прикольно! Что ещё есть?». Люди покупали. Стояли в подъезде и общались с ними. Рассказывали, что это за марка, почему это российское, почему круто носить российское. Спустя полгода решили открыть свой первый шоурум. Тогда он назывался иначе: была другая концепция, были немного другие вещи.

Анатолий Панчишкин, ИА «СоцИнформБюро»

Первую партию одежды Донских и Бугаенко привезли из Ростова-на-Дону, причём купили её у такого же энтузиаста, как они:

— Мы закупились на 20 тысяч рублей. У парня просто была идея в голове, он сшил вещи и запустил их в продажу. Мы были одними из первых, кто купил их у него, помимо его же друзей. Потом начали погружаться во всё это, узнавать про марки из Санкт-Петербурга, Москвы, Самары и других городов.

— Где находился прежний шоурум? Много ли людей приходило туда поначалу?

— Он находился в офисных помещениях на Дворце спорта. Порядка двух человек приходили в сам шоурум, и ещё к паре мы ездили сами по заказам на своих машинах и привозили вещи. Поначалу купил вещи один человек, он пришёл, например, в школу, университет или на работу, знакомые увидели его и спросили: «Где купил?». Назвал место, пошли ещё клиенты. Помимо этого, интернет-реклама сделала своё дело: люди любят смотреть глазами, видеть красивые картинки, читать хорошее описание. Нам хорошо давалась реклама. Поэтому всё больше людей стало появляться. Потом нам стало тесно в том шоуруме. Мы решили переезжать, и поближе к центру, потому что там всё-таки далековато точка находилась.

Новый бренд экспериментировал и с волгоградскими энтузиастами. Однако довольно быстро пришли к выводу, что производство своей одежды – пока не их путь:

— Пока что наша стезя – это привозить то, что кто-то делает круто. Кто-то умеет хорошо продавать – кто-то умеет хорошо делать, поэтому мы решили не лезть в чужой огород.

— Есть ли среди вашей одежды волгоградские бренды?

— Были такие, порядка пяти брендов. Какие-то вещи до сих пор висят. Кто-то продолжает пробовать, пытается экспериментировать, кто-то говорит: «Это не моё, я не получаю того, чего хочу». Некоторые подостыли, кто-то не нашёл правильного подхода, чтобы получать прибыль. У нас в этом плане такая же ситуация: мы умеем хорошо продавать, но сделать именно свою одежду, а потом её продать у нас пока не получается. Это намного тяжелее, есть куча рисков: не попасть в свою аудиторию, оплошать с фабрикой, дизайн может не понравиться. С этим пока не хочется рисковать. Хочется выбрать красивую «картинку», которая будет нравиться тебе, твоим покупателям, и её привозить.

Анатолий Панчишкин, ИА «СоцИнформБюро»

Из «Петли» на «Улицу»

Раньше «Улица» называлась иначе – «Петля». И в 2016 году разразился скандал: перед открытием нового шоурума родители пожаловались на то, что в магазине были вещи, которые призывают молодёжь к суициду. Однако спустя годы ту историю Антон Бугаенко вспоминает ту историю с улыбкой на лице:

— У нас тогда был провокационный маркетинг. Можно сейчас согласиться: логотип с петлёй был дерзковат. Но – мы никого не призывали к суициду! Мы просто были дерзкими ребятами, которые хотели получить свою аудиторию, молодёжи это нравилось, было прикольно, но ни в коем случае никаких призывов! Это был чёрный пиар, не с нашей стороны. Кто-то говорит, что это были наши конкуренты, или действительно родители забеспокоились, что их детей будут приучать к чему-то нехорошему. Плюс была «информационная волна» с тематикой суицида, возможно, ещё это сыграло свою роль. Какой урок из этого вынесли: мы сумели адаптироваться в сложной ситуации, буквально за три дня поменяли всю концепцию, весь дизайн, все промо-материалы к открытию. Открылись с новым названием и уже более пристально стали смотреть на то, что мы заказываем и что мы пропагандируем, потому что на нас лежит огромная ответственность. Для нас это очень важно.

Нас вызвали к прокурору в рамках проверки. Мы пообщались с его помощником, тот показал нам весь ход дела, всё, что было в СМИ и в заявлениях от родителей, которые на нас пожаловались. Прокурор помог нам решить этот вопрос. Он сказал: «Ребят, всё просто: чтобы это исправить, вам нужно несколько действий. Изменить название, изменить логотип и избавиться от той продукции, которая настораживает жалующихся родителей».

Все СМИ ждали, что мы откроемся и нас придут арестовывать.

— Много такой продукции было перед открытием?

— На самом деле нет. Четыре принта на вещах из ассортимента порядка 350 штук. Капля в море, казалось бы, — но она стала ложкой дёгтя в бочке мёда. Когда мы открывались, ждали много СМИ, потому что скандал гремел даже на федеральном уровне. Прикол в том, что большинство медиа тогда писали о нас не очень хорошо, мало кто встал на нашу сторону в той ситуации. Они ждали, что мы не будем переименовываться, что откроемся с прежним названием, – и нас придут под белы рученьки арестовывать. Но мы сделали ход в сторону своего положительного имиджа. А никто не пришёл из СМИ! Мы хотели подарить им эти провокационные футболки на память – носите на здоровье! Может, конечно, дождь помешал, который «оплакивал» наш прошлый бренд. Но была куча молодёжи, была весёлая атмосфера.

А на следующее утро, когда мы разбирали все завалы, складывали вещи, которые примеряли приходившие к нам ребята, вошёл человек. В очках, в пиджаке, – в общем, сразу поняли, что это скорее всего не наш клиент, потому что такую одежду он точно носить не будет. Он тихо и аккуратненько прошёлся по одежде. Я у него спрашиваю: «Может, вам что-то подсказать?». Оказалось, что это был то ли омбудсмен, то ли его помощник. Спрашиваю: «Что ищете?». В ответ: «Запрещёнку». Он посмотрел, ничего не нашёл, сказал: «Можете работать» — и всё. Это, конечно, был шикарный! Такого пожелал бы всем попробовать, проверить себя и своё дело на стойкость (смеётся). Но лучше, конечно, идти ровной дорожкой, хотя из зоны комфорта тоже надо выходить.

Бугаенко рассказывает: тот скандал рассказал о бренде на всю страну, но практически не привлёк клиентов. Причём им предлагали на волне хайпа сделать что-то в духе конкурса репостов, чтобы ещё сильнее популяризовать себя. Но в той ситуации они решили этого не делать, а от той истории теперь уже бренд «Улица» оправился довольно быстро:

— Мы сделали клёвое открытие, дальше продолжали делать наши интересные мероприятия, создали образовательный проект «Воркшоп на улице», который собирает раз в месяц к нам гостей. Засмотрелись на другие марки взамен тех, которые мы исключили из своего перечня.

Ассортимент магазина / Анатолий Панчишкин, ИА «СоцИнформБюро»

Я не хочу отсюда валить, у нас красивый город

Бренд-менеджер «Улицы» не согласен с популярным нынче тезисом, что Волгоград – бесперспективный город, делать здесь нечего и что отсюда нужно уезжать.

— Если искать и видеть эту перспективу, она будет. Я не хочу отсюда валить, у нас красивый город! Я хоть и не родился здесь, но живу. Да, бизнес делать сложно, никто не говорит, что это легко, но делать его можно. Если ты хочешь зарабатывать, нужно много работать. Нужны деньги, нужно привлекать финансирование. Нужно постоянно с кем-то дружить, делать коллаборации: с различными заведениями, личностями, блогерами, культурными деятелями. Нужно делать всё, чтобы тебя замечали, чтобы ты был на слуху, на виду, и к тебе приходили люди.

— С какими трудностями вы сталкиваетесь, занимаясь бизнесом в Волгограде? Есть ведь другой стереотип: в регионе кошмарят бизнес, от малого до крупного.

— Ни разу не сталкивались с невероятными проверками, чтобы, например, к нам приходили и требовали с нас деньги за ту же пожарную сигнализацию. Только плановые проверки: посмотрели на онлайн-кассу, пожарную безопасность и т.д. Проверили, зафиксировали себе, дали рекомендации. Но чтобы к нам кто-то пришёл и «тряс двери» — такого нет. Нам никто не мешает. Самые большие наши враги – мы сами. Иногда бывает лень или другие проекты. Плюс у нас же есть семьи, поездки и т.д.

После этого Антон Бугаенко рассказал непосредственно о конкурсе «Поколение успеха» и о том, почему они решили участвовать в нём:

— Во-первых, это большая возможность рассказать о нашем деле. На втором этапе мы вели презентацию и пытались узнать, как много волгоградцев (хотя бы из такой маленькой аудитории) знают о русских марках. Как минимум процентов 30, наверное, знало. Или, возможно, знало, но не знало марок, не носили, не видели. У всех есть представление: есть условная фабрика «Славянка» — это и есть российская одежда. Или белорусский трикотаж. Стереотип ещё 90-х годов, пожалуй. А на самом деле есть такое направление, оно живёт, и нужно к нему присмотреться. В конце концов, у нас есть позиция президента – импортозамещение, смотреть только в нашу сторону! Тем более, это дешевле.

Вторая история – доказать себе самим, что мы можем участвовать наравне с другими брендами. Есть уже такие, которые завели свои офисы, представительства, сделали франшизу, которую продают. Хочется с ними посоревноваться, доказать им и себе, что мы можем.

Третья – это финансовая сторона. Миллион рублей – это хорошие деньги для развития бренда, особенно молодого! На эти деньги можно много чего сделать. Правда, нам нужно пять миллионов рублей, о чём мы и заявили на презентации (смеётся). Но и один в принципе даст нам скачок к нашим целям.

Один из членов жюри, когда мы закончили выступать, сказал, что мы красавчики, и нам нужен этот миллион

— Как проходили первые два этапа?

— На первом этапе Сергей Донских записал видеообращение прямо в магазине, отправили всю документацию. Раскрою секрет: мы подавали два проекта, но второй не попал. Это был проект с локальной маркой одежды, хотели делать про Волгоград, про «Ротор», ¬- но заявку неправильно подали. А заявка «Улицы» прошла. Мы сделали презентацию ко второму этапу и выступили. Решили взять харизмой, стилем, оформлением и информацией. К сожалению, мы не смогли посмотреть наших коллег. Увидели только троих из нашей номинации, потом пришлось уехать.

Один из членов жюри, когда мы закончили выступать, сказал, что мы красавчики, вам нужен этот миллион. Мы сказали: «Нам нужно пять». Они посмеялись, сказали, что пяти нет. После этого поспрашивали о том, где мы берём вещи, куда их направляем, есть ли у нас продвижение на внешние и внутренние рынки, кто наши клиенты и т.д. Спросили про переименование то самое, об этом невозможно забыть. И один из участников, который делал кожаные аксессуары, спросил, возможна ли у нас дистрибьюция его марки в магазине. Мы сказали, что возможно, пусть обращается к нам.

Анатолий Панчишкин, ИА «СоцИнформБюро»

Рассказывая о региональном конкурсе и об аудитории «Улицы»,  Антон поделился опытом работы с иностранными туристами. Он считает, что у российских брендов есть большие перспективы за границей, а успехи и интерес к этому проявляются уже сейчас:

— В 2018 году, когда у нас был Чемпионат мира по футболу, наш магазин находили иностранные туристы. Они хотели вещи с русскими надписями. И не с подходом обычных сувенирных лавок, где висят футболки с 9 мая, Родиной-матерью и т.д. Но ведь можно таки вещи сделать гораздо круче! Они штампуют с 90-х годов одно и то же: условные медведь, танки, балалайка, шапка-ушанка и прочее. Да, возможно, этим стоит гордиться, но это можно сделать интереснее, много молодых дизайнеров предлагают крутые идеи, как это можно было бы реализовать. Я бы всё это поменял. И те туристы покупали у нас такие вещи, после чего хвастались, выкладывали фотки из своих стран, скидывали нам. Был у нас японец, он выкладывает фотку и говорит: «Смотри, вот мы у себя в Японии, мой сын в твоей футболке, машет с трибун!». Мы поддерживаем связи, стали выкладывать вещи, например, с японскими логотипами. Он пишет: «Прикольно, наши у вас там!». Это круто.

Есть другая история. Сейчас есть тема с туристическим маршрутом по России для жителей Китая. И есть идея, что надо двигаться в этом направлении, потому что будет много туристов. Будут путешествовать – может, заходят увидеть какую-то дружбу народов Китая и России, как раз вот в таких вещах. Причём за границей уже открываются бутики, шоурумы по типу нашего, магазины, где продают российскую одежду, с русскими принтами. Точно знаю, есть такие в Германии, Японии, Китае, во Франции. Там для них это вообще в диковинку! Для них это круто, они любят кириллицу, особенно после Гоши Рубчинского и других марок. Они прям фанатеют от кириллицы. Если у нас эта тема понемногу отходит, то у них наоборот.

Франшиза на миллион

— Если не секрет, на что пойдёт выигранный миллион?

— У нас есть несколько направлений. Это открытие магазина в торговом центре, чтобы не только те, кто знает про русские марки одежды, про наш Инстаграм и ВК посещали нас, но и обычные люди приходили. Идёт условный 42-летний Александр Петрович по торговому центру, увидел футболку с принтом «Храним наследие, уважаем традиции» с плаката советского, и он такой «Прикольно же!». Он купит себе такую футболку, а своему сыну от «Юности», более бунтарскую. Хочется, чтобы всем это заходило, чтобы все об этом узнавали, чтобы мы зарабатывали больше. Мы же бизнес как-никак, не культурный проект.

Второе – мы хотим франшизу. У нас есть всё для этого, но пока мы не можем её продавать. У нас есть франшизные предложения, — но не зарегистрирован товарный знак. Есть уже прецеденты, когда воруют наш логотип, во Владикавказе, например. Магазин точно также называется, они не стали ничего делать, просто взяли наш логотип, иногда берут наши фотки, что не очень приятно. Возможно, у них будет не та философия, и нас начнут путать. Или, например, они не оплатили заказ – а наговаривать будут на нас. Поэтому хочется это зафиксировать, чтобы была возможность наказать юридически.

Ещё есть масса идей о том, куда вложить деньги, разрастись немного. Тот же проект по одежде, который не попал в конкурс – можно реализовать его. Там немного надо: печатный станок и стартовый капитал.

Ассортимент магазина / Анатолий Панчишкин, ИА «СоцИнформБюро»

— Ранее вы участвовали в подобных конкурсах?

— Именно в грантовых нет, потому что мы не знали. Если честно, мы и про этот конкурс узнали очень поздно, случайно. В СМИ не так много информации было. Только после того, как одни из наших друзей приняли участие в нём в этом году, они рассказали нам, и мы решили участвовать. Причём срок подачи заявок был продлён, и мы буквально успели прыгнуть в вагон уходящего поезда со своей видеопрезентацией. Но мы участвовали в конкурсах другого формата. Два раза уже становились лучшим магазином на «Антифоруме», неформальном городском конкурсе. Побеждали в государственном конкурсе, у нас была «Лучшая бизнес-страница», получали премию общественного признания «Стиль года».

— В заключение: почему в Волгограде нужно оставаться и реализовываться именно здесь?

— Двигать людьми должна самореализация. Мы всегда топили за следующий принцип: если ты не можешь реализоваться в своём родном городе, где есть родные стены, возможность пробовать и оступаться, но говорить, что здесь всё плохо и уезжаешь в Москву или Питер – так ты и там никому не нужен! Если ты здесь не смог сделаешь, то и там никому не будешь нужен. Если ты «слабый», то попробуй себя в Волгоградской области. Я не говорю, что там хуже, я сам с области. Но зачем ты лезешь в большой город, если в маленьком не реализовал себя? Тогда нужно, наоборот, в меньший город, возможно, там что-то получится. Я занимался разными вещами, мой напарник тоже. Пробовали, пытались, – нашли себя в этой сфере, к 30 годам. В осознанном возрасте, не в 18, когда бежишь от всего: от родителей, от, казалось бы, плохой жизни. У нас здесь есть всё, есть куча работы. Те, кто говорят, что в Волгограде её нет – скорее всего, они и не ищут её. Везде всегда требуются рабочие. Можно уехать в Москву – и ты всё равно плюс-минус будешь получать те же самые деньги, с учётом оплаты квартиры и всего прочего.

Найди своё дело, вспомни, чем ты хотел заниматься! Я по образованию учитель русского языка и литературы. Это помогло мне писать красивые, хорошие, продающие тексты. Я работал в магазинах спортивных – это помогло с выбором одежды, с мерчендайзингом. Поработал в брендинговом агентстве – это помогло мне создать свой бренд, понять, как ему надо развиваться, на какую аудиторию ориентироваться. Вспомни всё, что ты делал, что делаешь и чему ты можешь научиться ещё. Вот сколько человек в Волгограде знает английский язык? 1-2%? Учите английский язык, будьте онлайн-переводчиком или ещё кем! Людям просто лень, молодые ребята не смотрят рядом с собой, а глядят куда-то далеко. Путешествовать – да, в другие города нашей страны, легко! У нас крутые города, я много где побывал. Езжай за границу, посмотри, как живут там, — и привнеси сюда что-то оттуда, в наш город. Чем ругать кого-то здесь – ругай себя постоянно.

У меня самого была мысль уехать в Америку. Мне тоже было 17-18 лет, конечно, хотел уехать. Но опять же – я лентяй, не учил язык (смеётся). А потом начал видеть возможности внутри своего города. Пытаться, пробовать, ошибаться, тратить деньги. Пока что меня это всё приводит к миллиону.

Антон Бугаенко, бренд-менеджер магазина «Улица» / Анатолий Панчишкин, ИА «СоцИнформБюро»
Новости других СМИ

Новости других СМИ:

Яндекс.Метрика

Информационное агентство СоцИнформБюро. 16+

Свидетельство о регистрации ИА №ФС77-74604 от 24 декабря 2018г. выдано Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Волгоградской области и Республике Калмыкия

Учредитель СМИ:АО "ЕДКММ"

2008-2019