Коронавирус в Волгоградской области:
Российский аналитик Сергей Кургинян обнаружил у Барака Обамы «сбой в личности»

Российский аналитик Сергей Кургинян обнаружил у Барака Обамы «сбой в личности»

Фото:

ВОЛГОГРАД, «Социнформбюро», 23 июля 2009 г. – Один из известных нестандартных аналитиков России Сергей КУРГИНЯН в статье «Кризис и другие ХХII» дает свою характеристику нового президента США как самого «бессодержательного» американского президента, сообщает газета "Завтра".

АНАЛИТИКА ИТОГОВ ВИЗИТА Обамы обязательно должна быть осуществлена. Строить отношения России с США придется. Уважая выбор американского народа, каков бы он ни был. Мир не должен потонуть в хаосе и ядерных авантюрах. Но ситуация очень сложная. Такая сложная, как никогда ранее.

Я уже предупреждал, что она будет сложнее, чем при Буше. Буша называли тупым, невоспитанным человеком. Не мое дело давать оценки даже бывшим главам великого государства. Но, не называя Буша гением всех времен и народов, не могу не признать в нем наличия того, чего в Обаме, как мне кажется, нет. Какого-то содержания. Содержание порождало многое. Дикие выходки в том числе. Но оно задавало какой-то тренд и какие-то рамки. Какую-то предсказуемость. Узнаваемость. И многое, что из этого вытекает.

В случае же с Обамой мы сталкиваемся с чем-то принципиально новым.

…Я НЕСКОЛЬКО РАЗ перечитал каирскую речь Обамы, проконсультировался со всеми, с кем мог. Как с отечественными, так и с зарубежными специалистами. Не хочу скороспелых окончательных выводов. Но на основе совокупного (каирского, московского и иных) эксперимента могу высказать определенные (неокончательные, подчеркиваю еще раз) предположения. Они таковы.

1) Если слова Обамы как-то раскрывают его содержание (а это не всегда бывает так), то мы имеем дело с самым бессодержательным американским президентом из тех, кто возглавлял США в течение, как минимум, последних семидесяти семи лет.

2) Может быть, у Обамы есть некое содержание, существующее отдельно от слов. Но вряд ли. Хотя, конечно, это возможно, и только в этой возможности — какой-то шанс на построение каких-либо отношений нового формата, да и отношений вообще.

3) Если слова Обамы раскрывают его содержание, то мы имеем дело с нехрестоматийным вариантом известного гоголевского героя по фамилии Хлестаков. Хрестоматийный вариант подразумевает, что Хлестаков — это заурядная личность, попавшая в особые обстоятельства. Нехрестоматийный же вариант (и только о нем можно говорить по отношению к Обаме, но и то в вопросительной интонации) предполагает совсем другое. Лучше всего это другое было сыграно великим нашим актером Михаилом Чеховым. Именно в его исполнении гоголевские перлы ("легкость в мыслях необыкновенная" и так далее) приобрели полноценное звучание.

4) Обама прекрасный оратор. В его словах много блеска. Но это особый блеск. Обаме все равно, о чем говорить. Он твердо убежден, что может говорить обо всем. Он никогда ничем по-настоящему серьезным не занимался. У Буша-отца за плечами был огромный опыт наирискованнейших дел в ЦРУ и два срока вице-президентства при Рейгане. Рейган, Клинтон и Буш-младший губернаторствовали. Обама не был ни губернатором, ни вице-президентом, ни директором ЦРУ. Он связи между словом и делом не ценит. Слова воспринимает как нечто самозначимое и самодостаточное.

Повторяю — это модель. Представьте себе пузырь, который жонглирует пузырями. Причем с невероятной ловкостью. Что такое пузыри? Это пустотности. Пустотность жонглирует пустотностью. Слова пустые. Все остальное — тоже.

Но если модель отвечает реальности, то мы имеем дело с отсутствием содержания. Содержание — это не ум. В Буше-младшем ума не было, а содержание — было. Незамысловатое, деформированное, помноженное на известные недостатки — но было. В Обаме же содержания, возможно (еще и еще раз подчеркну — возможно), нет вообще. И это тяжелый случай. Если только я прав (а я надеюсь, что я неправ), то поверьте — это ОЧЕНЬ тяжелый случай. И это совсем не то, к чему готовятся все российские переговорщики и политики.

5) До Обамы — при самых неглубоких, некомпетентных и незамысловатых американских президентах — всегда блестяще работал аппарат экспертов, советников. Лично меня США всегда восхищали именно тем, как этот аппарат работал при любой близости своего начальника к тому, что у нас называют "бревно с глазами". Иногда мне казалось, что чем некомпетентнее и элементарнее был американский президент, тем лучше работал аппарат.

6) Если каирская речь Обамы и его московские упражнения (равно как и многое другое) не являются множественным эзотерическим посланием с непостижимым для непосвященного смыслом… Если к этому относиться не как к юродству, а как к политической деятельности, то налицо ПЕРВЫЙ из известных мне сбоев в работе американского высшего интеллектуально-политического аппарата. Я не хочу сказать, что Обама скоро поднимется до известных советских застойных "высот". Что он, как один наш высокий номенклатурщик, спросит на голубом глазу: "А что же это вы, армяне и азербайджанцы, два братских мусульманских народа, ссоритесь?". Но если тенденция будет продолжена, то придется констатировать, что Обама может достичь в итоге и подобных высот.

7) Сказанное мною выше не имеет никакого отношения к направлению, в котором Обама хочет развивать американо-исламские или американо-российские отношения. Он президент США, ему виднее, дружить с исламом, или ссориться, или сочетать одно с другим. Я не о направлении — куда едет машина. Я о машине ("Запорожец" или "Мерседес", так сказать). И о ее водителе.

8) Сбой в личности (ее содержании, а не интеллекте), сбой в работе аппарата (чего на моей памяти не было никогда) и беспрецедентность мировой ситуации рождают мегафеномен.

…Каирская речь Обамы — это сводимый к одному слову мессидж, посылаемый исламскому миру. Слово же это — "сваливаем". Обама говорит исламскому миру в Каире: "Мы сва-а-а-ливаем". А дальше он начинает виртуозно варьировать букву "а": "Мы сва-а-а… а-а! А-а-а!!! А-а?"

Как именно сообщество комментаторов сие обсуждает? "Вот, смотрите, — говорит один комментатор, — тут "а-а!" сказано. Два раза "а" и с одним восклицательным знаком". Другой комментатор говорит: "А вот тут сказано: "А-а-а!!!" Три "а" и три восклицательных знака. Представляете?" Включается третий комментатор: "Вы что, не видите, — говорит он, — что тут вопросительный знак поставлен!"

Обаме на все это наплевать. Он может выводить рулады, состоящие из буквы "а", прельщая аудиторию, напуганную глобальными эксцессами. Он и глиссандо устроит, и форте, и пиано… Зашатаешься! Но по существу не сказано ничего, кроме того, что "сваливаем". Откуда? В каком порядке? С какими последствиями?

8) Обама, произнося речь в Каире, понимал, что он должен говорить "мы сваливаем". Почему он должен говорить именно это? Любое "почему" адресует к определенному содержанию. Если содержания нет, то его отсутствие компенсируется особой чуткостью.

Обама чувствует — я бы сказал, гениально чувствует, — что нравится мировой общественности. А еще он чувствует, что должен быть "Бушем наоборот". Мало ли что он еще чувствует! Но, помимо этих чувствований, есть еще и нечто другое. Чувствования должны относиться к слову "сваливаем". Мол, надо произнести это слово. А что если, продолжив эксперимент с малыми, но дорогими золотниками, вообразить, что Обаме в слове "сваливаем" нравятся только рулады на букве "а"? Что он с удовольствием говорил бы не "сваливаем" (зачем отвечать за содержание?), а просто: "А!", "А-а!", "А-а-а!". И купался бы в волнах всеобщего восхищения, как тенор из "Ла Скала".