Коронавирус в Волгоградской области:
Музраева сравнили с Волан-де-Мортом, сидящим в Азкабане

Музраева сравнили с Волан-де-Мортом, сидящим в Азкабане

Музраева сравнили с Волан-де-Мортом, сидящим в Азкабане
Фото:
Павел Степаненко «обновляет воспоминания» в зале суда/Анатолий Панчишкин

16 января в Тракторозаводском районном суде Волгограда состоялось заседание по делу бывшего начальника Волжского межрайонного отдела УФСКН России по Волгоградской области Павла Степаненко. На этот раз истцом выступил сам бывший наркополицейский. Он потребовал от государства возмещения материального вреда в связи со своей реабилитацией.

Павел Юрьевич запросил 450 тысяч рублей. В эту сумму входит аванс и так называемый «гонорар успеха» адвокату Анатолию Алферову, который оказывает юридическую помощь Степаненко с 2014 года. Как пояснил в суде сам истец, деньги на защиту бывший наркополицейский получил, продав семейный участок земли и квартиру.

«Я, к сожалению, не богатый человек, но мне лишнего не надо, я чужого не беру, а свое не хотел бы отдавать. Моя семья осталась почти нищей после этих четырехлетних разбирательств. Это не тот итог, который должен был быть для полковника, который отслужил 20 лет до пенсии. Получается, что я не могу дать старт своим детям, потому что весь старт у меня отобран государством. Я считаю, это несправедливо»Павел Степаненко

В рамках заседания истец предоставил необходимые квитанции и соглашение. Однако представитель регионального Минфина и Казначейства сочла эти доказательства неубедительными и ходатайствовала об отложении дела, чтобы ознакомиться с материалами. По ее мнению, защитнику Павла следовало бы составить акт выполненных работ, где он должен был указать свои ходатайства, участия в заседаниях, касающихся статей, по которым его клиент был реабилитирован. В этом случае, представителям ведомства было бы проще дать оценку проделанной работе Алферова, который по факту успеха частично достиг, ведь Павла оправдали по двум эпизодам статьи 138 УК РФ «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан».

Судья Ирина Струк ходатайство представителя Минфина и УФК удовлетворила. Заседание перенесли на 17 января. Вероятно, этого времени чиновникам должно хватить, чтобы провести финансовый аудит деятельности адвоката Степаненко. Сам Алферов считает, что данная оценка отношения к делу не имеет.

«Те вещи, которые говорит представитель Минфина не увязываются с законом. Она пытается оценить ту работу, которую невозможно ей оценить. Есть сумма, которая была потрачена, и она подлежит возмещению. Единственный вопрос, который стоит доказать, была ли она потрачена. Я считаю, что в данном судебном заседании это было доказано. Удовлетворение ходатайства Минфина, по моему мнению было для того, чтобы соблюсти права сторон, в том числе на ознакомление с материалами уголовного дела. В случае неудовлетворительного для нас результата, вероятно, Павел Юрьевич будет обжаловать решение. Я поддержу его во всех начинаниях».Анатолий Алферов

Отметим, что на минувшем заседании Степаненко смог присутствовать и отстаивать свои интересы лично. Для этого его отпустили из исправительного центра в Георгиевске в Волгоград. Обратно он должен вернуться уже 20 января.

С последней встречи с журналистами ИА «СоцИнформБюро» Павел изменился. Он сбрил бороду и усы. Говорит, что это ему рекомендовал начальник исправительного центра. В целом же он не жалуется на условия содержания, но и не исключает возможных провокаций в будущем.

«На условия содержания пока жалоб нет. Все как в России: есть плюсы, есть минусы. В целом, достаточно вменяемое руководство в исправительном центре. В этих исправительных центрах проживают, как в общежитиях казарменного типа. Оттуда люди ходят на работу в соответствии с графиком. В выходные можно выходить только по разрешению начальника. Я прибыл туда 31 числа, были новогодние праздники, меня еще там не трудоустроили. В понедельник, по возвращении, уже буду возможно убирать улицы от мусора, ну или мыть машины, не знаю, что мне предложат. Отказываться от этого нельзя, но мне тяжелое поднимать нельзя из-за того, что разошлись швы после операции, сделанной в 2015 году. Если мне будут предлагать работу, связанную с поднятием тяжестей, я буду вынужден отказаться по состоянию здоровья. Возможна некая провокационная ситуация с утверждением противодействия или уклонения от принудительных работ с возможным направлением обратно в колонию с целью лишения свободы. Пока не знаю, будет ли так или нет» Павел Степаненко

Несмотря на все трудности, которые Павел пережил и которые ему еще только предстоят, он рад, что, наконец, увидел жену и детей. Он также рассказал, что не оставляет попыток перевестись в Волгоград.

«Пытаюсь перевестись в Волгоград. Но есть сопротивление со стороны ФСИН. Не очень хотят меня обратно, учитывая все неудобства, связанные с делом, давлением, которое, в том числе, оказывалось и на ФСИН со стороны сами знаете кого… Волан-де-Морта, имя которого не называют. Который сейчас сам находится в Азкабане, в Лефортово»Павел Степаненко

В беседе с журналистами Степаненко отметил любопытный факт, услышав который, мы намерены направить соответствующий запрос к руководителю следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Волгоградской области, генерал-майору юстиции Семенову Василию Ивановичу.

«Хочется отметить весьма интересный факт. Меня осудили за получение взятки от Худякова Виктора Викторовича, а сейчас его дело направляется в суд без обвинения в даче взятки. Уголовное дело №509050 в отношении Виктора Викторовича Худякова по факту дачи взятки, которое было возбуждено после того, как я добивался этого два года. Енокян Армен, ныне не знаю, где содержащийся по делу Музраева, давал мне лично ответ, что это дело возбуждено в отношении Худякова. Но, где результат и где само дело? У меня возникает простой вопрос, если я осужден за получение взятки, которую никто не давал, это называется правосудием? А если взятка все-таки была, то может человека, который ее дал, тоже надо привлекать к уголовной ответственности?»Павел Степаненко

Напомним, эта история началась еще в мае 2014 года, когда оперативники Волжского районного отделения Волгоградского областного Управления ФСКН под руководством подполковника полиции Павла Степаненко задержали банду наркодилеров во главе с Виктором Худяковым. Преступники возили героин в Волжский из Москвы и Астрахани. Однако вскоре Худяков оказался на свободе по решению суда якобы из-за формальных нарушений, допущенных при аресте, писало RT. Вновь его по подозрению в наркоторговле задержали только в декабре 2018 года, а в отношении наркополицейских оперативные мероприятия начались сразу.

По версии следствия, правоохранители получили примерно 2 миллиона рублей за непроведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении наркоторговца. А Степаненко чуть позже якобы вымогал ещё миллион за сокрытие результатов проведения ОРМ. По словам адвокатов бывших стражей порядка, информация о взятке подтверждается только показаниями свидетелей. Факта передачи денег зафиксировано не было.

За пять лет следователи, имеющие отношение к делу Степаненко, сами стали фигурантами уголовных дел, в том числе Арман Арутюнян, признанный в ноябре 2017 года виновным в фальсификации доказательств и служебном подлоге. Примечательно, что все они находились в подчинении у бывшего руководителя волгоградского СКР и экс-советника главы СКР Михаила Музраева.

В августе 2018 года Тракторозаводский районный суд Волгограда в лице судьи Дениса Степанюка признал Павла Степаненко виновным в получении крупной взятки, лишил его звания подполковника полиции, приговорил к 14,5 годам в колонии строгого режима и многомиллионному штрафу.

«Этот суд зарекомендовал себя как суд, который выносит решения на основе телефонных указаний от Музраева»Павел Степаненко

В январе 2019 года с Павла сняли обвинение в незаконной прослушке, а самый тяжкий эпизод по части 6 статьи 290 УК РФ о получении взятки был переквалифицирован на мошенничество. Ему вернули звание подполковника, а наказание смягчили до 8,5 лет лишения свободы и этапировали его в Ставропольский край.

В декабре 2019 года ему заменили содержание в колонии строгого режима на пребывание в исправительном центре сроком на 3 года и 2 месяца.

По делу экс-правоохранителя прошло больше сотни заседаний, проведены экспертизы, защитой заявлены сотни ходатайств. Сегодня уголовное дело Степаненко насчитывает 90 томов. Его дело получило широкую огласку, в том числе благодаря регулярным пикетам его супруги, которая не опустила руки и не перестала поддерживать мужа.

Павел отмечает, что в ходе разбирательств под «пресс» Михаила Кандуевича попадал и его защитник. По словам Степаненко, за бесчисленные ходатайства бывший руководитель СУ СКР по Волгоградской области лично грозил Алферову в формулировке: «можешь оказаться на той же скамеечке».

Напомним, Михаил Музраев сам сейчас находится в СИЗО «Лефортово» по обвинению по статье 205 УК «теракт, совершенный группой лиц по предварительному сговору». В связи с этим, его позицию по данному делу нам получить не удалось. Стоит отметить, что сразу после ареста Музраева в СМИ и социальных сетях стали публиковаться «честные» истории осужденных по различным уголовным делам, расследование которых находилось на личном контроле у экс-главы СУ СК по региону. Часть этих комментариев не соответствовала реальному положению дел и больше походило на «пинание раненного медведя«. Редакции «СоцИнформБюро» доподлинно известно о фактах коррупции осужденных должностных лиц, что не дает им по меньшей мере морального права выступать с подобными заявлениями.