Коронавирус в Волгоградской области:
Прокуратура займётся «непристойным» уголовным кодексом для подростков

Прокуратура займётся «непристойным» уголовным кодексом для подростков

Прокуратура займётся «непристойным» уголовным кодексом для подростков
Фото:

Русский академический фонд предложил к генпрокурору РФ Юрию Чайке проверить учебник «Иллюстрированный уголовный кодекс для подростков», который, по их мнению, может нанести психологическую травму юным чтецам.

Особое внимание привлекло словесное изображение сексуального насилия. Так, в учебнике приводится пример данного преступления в качестве такого описания.

«Надя ненавидела одноклассницу Иру. На вечеринке Ира выпила много спиртного и уснула в другой комнате на диване. Надя воспользовалась моментом и вставила спящей девушке в анус карандаш. В результате Иру отвезли на скорой в больницу с внутренней травмой, а Надю осудили по статье», говорится в пособии.

Прокуратура займётся «непристойным» уголовным кодексом для подростков

Помимо таких «непристойных» описаний в издании содержится и другая обрисовка преступлений.

alt

Эксперт по коммуникациям, психолог Алёна Август в беседе с корреспондентом ИА «СоцИнформБюро», объяснила, действительно ли такой учебник может травмировать детей или, может, подтолкнуть их к совершению преступлений.

Даже в обсуждении ситуации мы видим яркий пример довольно разного восприятия мира представителями разных профессий. И если для юриста слова “труп”, “взлом” не несут никакой эмоциональной окраски, то психолог именно с этой точки зрения — с позиции эмоционального воздействия — оценил бы любые тексты пособия. Тем более пособия для подростков, чей возраст отмечен эмоциональными качелями и пубертатной бурей. Я не говорю о том, что каждый текст должен превратиться в нотацию, но все же стоило позаботиться об экспертной оценке силами специалистов по коммуникациям.

Эксперт считает, что подобная профдеформация характерна не только для юристов.

– Люди разных профессий со временем перестают слышать и чувствовать, как их профессиональный язык отличается от “просто языка”. Речь же в целом, на мой взгляд, не о возможном травмировании психики (иначе и на улицу не стоило бы выходить, и в интернет, и просто даже с некоторыми особо сложными людьми разговаривать — личность развивается не без травмирующих ситуаций), мне же язык пособия показался недостаточно диалогичным и в некоторой степени слишком безоценочным относительно фактов. А все же, говоря о диалоге с подростковой аудиторией, стоило бы думать об этом, – отметила Алёна Август. – Относительно вопроса о “подталкивании к преступлениям”. Именно поэтому важен сам язык пособия, но закрывать глаза на то, что является преступлением в глазах общества, а для подростка может показаться шалостью или “квестом” – не стоит. Другое дело, повторюсь, но неужели кто-то думает, что решить ситуацию с профилактикой подростковой преступности может одно пособие – без госпрограммы по решению этой серьезной проблемы, без серии взаимосвязанных коммуникационных программ, без серьезного внимания к созданию моды на уважение к закону в приоритет перед “романтикой нар”? Ответ очевиден.

Юрист, старший управляющий партнер юридической компании PG Partners Пётр Гусятников также прокомментировал ситуацию с уголовный кодексом для подростков.

В данной истории проявляется классическая ситуация, когда благими намерениями вымощена дорога в ад. С одной стороны, очень важно и обязательно нужно заниматься просвещением граждан в юридической сфере. К сожалению, в своей практике я часто сталкиваюсь с ситуацией, когда люди совершают определенные поступки, даже не понимая, что это может быть преступлением или административным правонарушением. Повышение уровня всеобщей юридической грамотности, безусловно, поможет оградить граждан от попадания в неприятные ситуации. Поэтому я считаю, что обязательно необходимо ввести еще в школе уроки юридического ликбеза, рассказать о том, что можно делать, а что нельзя. Сейчас, как это ни странно, сейчас в общеобразовательной программе такого курса нет. Все знают, скажем, что красть нехорошо, но в Уголовном кодексе есть еще 360 статей, о которых среднестатистический гражданин не имеет представления. Поэтому юридическую грамотность обязательно надо повышать, – объяснил юрист. – Но что касается конкретного учебника, то представленные фрагменты, конечно, выглядят довольно “жестко”. Мне кажется, авторы сделали упор скорее на запугивание, чем на разъяснение. С другой стороны, возможно, это обоснованно, с учетом того возраста, на который рассчитан учебник. И тем более, сложно сделать вывод обо всем учебнике только на основании представленных фрагментов, так как выбранные иллюстрации относятся к не самым часто применяемым статьям Уголовного кодекса.

Однако, уверен Пётр Гусятников, чтение учебника вряд ли подтолкнёт к совершению преступлений и, скорее всего, наоборот, станет отличным стимулом для многих никогда не нарушать закон.

Уголовный кодекс для подростков

Стало известно, что один из авторов учебника Ольга Узорова уже дала комментарий по поводу жалобы на издание. По словам Узоровой, она выбрала самые безобидные примеры преступлений. И все они взяты из судебной практики, в том числе и описание действий сексуального характера. Более того, считает автор, подобных примеров нельзя избежать, так как подростков «заносит» и они не всегда понимают, что за некоторые деяния может следовать серьезное наказание. К тому же на учебнике стоит знак 16+.

Также Узорова добавила, что пособие было одобрено начальником Главного следственного управления МВД России по Москве Натальей Агафьевой и сотрудником Минобороны Валентиной Бурленко.

 

Лилия Финько

Читать volgasib.ru в