Коронавирус в Волгоградской области:
Победителей не судят. Как Андрей Бочаров боролся с коронавирусом и зачем снова перевел стрелки

Победителей не судят. Как Андрей Бочаров боролся с коронавирусом и зачем снова перевел стрелки

Победителей не судят. Как Андрей Бочаров боролся с коронавирусом и зачем снова перевел стрелки
Фото:
Губернатор Андрей Бочаров/СоцИнформБюро

Волгоградская область стабильно входит в лидирующую группу по заболеваемости коронавирусом. Ежедневно заболевает около сотни жителей региона. При этом пока катастрофической ситуации в области не наблюдается – ни с санитарно-медицинской, ни экономической точки зрения.

Какие действия властей и психические склонности жителей на это повлияли – «СоцИнформБюро» разобралось. Как Андрею Бочарову во время пандемии удалось упрочить свое положение и какую интригу он придумал на ровном месте.

Волгоградская область находится на 15 месте по заболеваемости коронавирусом в России — аккурат между соседней и схожей по социально-демографическим данным Саратовской, а также не чужой, в известном смысле, Брянской областями. По официальным данным на 2 июля, в Волгоградском регионе заболели 6508 человек, суточный прирост только в последние дни установился на уровне ниже сотни случаев в сутки. В области уже 41 летальный случай, причем смертность вышла на график один умерший каждые два дня. Темпы выздоровления  достаточно низкие – всего излечились чуть больше 3 тыс. человек. Например, в той же Брянской области, где заболевших чуть меньше, чем в Волгоградской области, их почти 4,5 тыс. На Кубани и вовсе излечились уже 4,8 тыс. человек из 6 тыс. заболевших. Напомним, что население края почти в 2,5 раза больше, чем в Волгоградском регионе. По числу заболевших и скончавшихся медработников область и вовсе в десятке худших.

Однако, все эти обстоятельства парадоксальным образом не сформировали негативный образ власти. Скорее даже наоборот – ситуация с распространением коронавируса несколько улучшила восприятие населением работы реглвастей и лично губернатора Бочарова.

Как у всех

Открытой социологии на этот счет не опубликовано, но общественные настроения, скажем, продуцируемые в соцсетях, совсем не показывают роста недоверия к главе региона. Число критиков Бочарова не увеличилось, а у старых, в отличие от многих регионов страны, почти не прибавилось новых аргументов. Политолог Александр Сайгин констатирует: «в среднем, получилось не так плохо, как могли ожидать».

– На какие-то оргвыводы ситуация не тянет. Да, напрягает число (семь человек – прим. Ред) умерших врачей. Наверное, это показывает, что среди медработников мало молодых. По части лечения говорят разное, но все-таки очевидной катастрофы не случилось. При достаточно позорной ситуации в нашей медицине, она нашла силы не рухнуть. Вытянули люди, где-то переформатировались, где-то переучили педиатров в инфекционистов и худо-бедно дыры закрыли. Без особых успехов, то есть вторую Звезду Героя губернатору, конечно, давать не за что, но и без явных косяков. Таких, что были в Коми или Башкирии. Волгоградская область – крепкие середнячки, – оценивает политолог работу властей.

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев напоминает, что «в Кремле все понимают», что борьба с инфекцией не всегда зависит от усилий губернатора.

– Оптимизация здравоохранения часто проводилась предшественниками, где-то она шла лет по 10 и больше. А какие претензии, если реально не хватает койко-мест? А таких регионов в стране хватает. Главное не допускать откровенных проколов. Что касается Волгоградской области, то она не воспринимается как какой-то лидер по части заболеваемости. Впечатление, что властям удалось избежать ненужных перегибов и особенно шараханий и противоречивых решений, в то же время подходили достаточно серьезно, – констатирует Калачев.

Несколько медицинских скандалов на фоне борьбы с COVID-19 в Волгоградской области все-таки случились. Они были разного свойства и уровня. От курьезного, порой, поведения руководителя регионального управления Роспотребнадзора Ольги Зубаревой, требовавшей от журналистов донести до жителей  необходимость ношения масок, при этом сама на брифинг приходившая без защиты. До скандалов, получивших всероссийский резонанс. К такому, например, привело громкое заявление врача Калачевской районной больницы Татьяны Реввы, заявившей о полной неготовности ЦРБ к пандемии. Ее слова, как выяснили на месте журналисты «СоцИнформБюро», оказались как минимум преувеличением.

Еще несколько сообщений о нехватке средств защиты также не выдержали проверки.

Удержать хорошее публичное реноме губернатора удалось еще и чисто политтехнологическими шагами. В период пандемии губернатор был выведен из всех потенциально проблемных тем исключительно в сферу «дал указание, потребовал, призвал». А вот проблемы в больницах, дорогие закупки сомнительных аппаратов ИВЛ и прочие неприятные темы «закрывали» собой та же Ольга Зубарева, а также руководитель облздрава Анатолий Себелев и его заместитель Николай Алимов. Даже продажа государственной сетью аптек «Волгафарм» масок по явно завышенным ценам, не вызвала бурного общественного возмущения.

Впрочем, благостная картина сложилась не у всех. Беспартийный депутат городской думы Волгограда Дмитрий Крылов, переболевший COVID-19 (сам он говорит «у меня была пневмония»), уверен, что действия властей оказались непрофессиональными и ухудшили риски тяжелого протекания болезней среди волгоградцев.

– Людей лечат в сортирах, если называть вещи своими именами. Та же больница №5 – люди в антисанитарных условиях. Я публиковал видео, где садовым опрыскивателем якобы дезинфицируют коридор, где лежат люди с поражением легких. Вообще, согласно протоколам врачи вынуждены оставлять людей без внимания целую неделю, пока ждут результаты этих тестов. Эта затяжка катастрофически сказывается на здоровье, непоправимый ущерб наносит. И потому выписывают людей, говорят, что он вылечился. А он вышел на улицу с 40% поражения легких, а то и все 70%. И следующий раз, если он попадет в больницу, он уже не выйдет, – уверен Крылов.

Помимо сроков проведения тестов, Крылов критикует и бравурные отчеты властей о строительстве нового инфекционного госпиталя. Это, напомним, федеральная инициатива. Сдан он будет уже в этом месяце, а строительство началось еще в апреле.

Возводит госпиталь АО «Приволжтрансстрой», у которого в регионе масса объектов и проектов. Самый знаменитый – новый собор Александра Невского на площади Павших борцов. В 178-миллионном тендере на строительство госпиталя много любопытного. Помимо того, что контракт заключен с единственным поставщиком, удивляет также размер авансирования. Еще 10 апреля «Приволжтрансстрой» получил аванс 30%, а в конце мая, после подписания еще 20%. Впрочем, особого скандала это не вызвало.

В нескольких случаях областные власти, словно в последний момент, находили в себе силы одуматься, находясь в шаге от очередного скандала. Так в регионе не стали внедрять QR-коды, а многие ограничения снимали в числе первых в стране.

Заводы – рабочим, воздух – дачникам

Напомним, Волгоградская область одной из первых в стране официально – постановлением губернатора – ввела режим повышенной готовности и организовала региональный штаб по борьбе с коронавирусом. Его создали еще 16 марта, на тот момент в области был всего один подтвержденный случай заражения. Вскоре стало ясно, что коронавирус это надолго. К тому времени, как стало понятно, что пандемия может привести к катастрофическим разрушениям в российской экономике, президент Владимир Путин заявил о свободе губернаторов в тактическом плане. Путин пояснил, что «на месте виднее», какие предприятия можно оставить работающими. Тут власти Волгоградской области пошли на достаточно рискованный, но, оказалось, оправданный шаг – не была остановлена работа промышленных производств, составляющих базис региональной экономики.

Депутат областной Думы Дмитрий Калашников («Справедливая Россия») признает: «подошли очень либерально к этому вопросу».

– На самом деле это в федеральном тренде – каждый работодатель берет на себя ответственность обеспечить своих работников средствами индивидуальной защиты. По сравнению со многими другими регионами, у нас власть обошлась без ежовых рукавиц. Позволили, создавали условия, чтобы люди работали, преодолевали транспортную проблему. Конечно, ответственность понимали, но понимали, что и экономику нельзя загубить, – поясняет депутат.

Результат налицо: по итогам 5 месяцев индекс промышленного производства в регионе составил 101,9% при среднероссийском показателе в 96,7%. В мае было проседание на 11,6%, но и оно не выглядит катастрофическим. В обрабатывающих отраслях индекс 88,9% в мае и 104,7% с начала года.

Сыграла свою роль и ориентация заметной части волгоградских индустрии на зарубежные рынки.

В целом экономика региона, несмотря на то, что те же промпредприятия в значительной степени «работают на склад», просела гораздо более щадящими темпами, чем все соседние регионов.

По итогам первых пяти месяцев Волгоградская область  — единственный регион ЮФО, в котором собираемость собственных доходов регионального бюджета не сократилась, а выросла.

Сложнее, конечно, пришлось малому бизнесу, который в катастрофической ситуации. Спасать его областные власти обещали и несколько раз расширяли меры поддержки. Все они, впрочем, весьма скромные.

Последняя мера, которой администрация закрыла «второй пакет»,- это увеличение займов для пострадавших предпринимателей из государственного фонда микрофинансирования. В рамках программы «Оздоровление» малому бизнесу с 24 июня доступен заем в 500 тыс. рублей (ранее 300 тыс.) под 1% годовых. Деньги можно направить не только на зарплаты, но и на коммунальные платежи и расчеты с контрагентами.

Сопредседатель реготделения «Деловой России» Андрей Куприков говорит, что у бизнеса нет особых претензий к властям региона.

– Явных перегибов в части регулирования не допустили. Поддержка федеральная доводится, местная, понятно, вряд ли может быть больше в силу финансовых возможностей. Представителей «Деловой России» включили в оперативный штаб, к предложениям прислушиваются. Какие перспективы восстановления будет понятно к осени.

Новая зона

Политические наблюдатели отмечают: эффективность региональных глав в Кремле оценивают не только по устойчивости к экономическому кризису и борьбе с вирусом, но и умению в этих условиях еще и образцово провести электоральные процедуры.

Администрации Бочарова удалось почти образцово провести кампанию за конституционные поправки, открывающие Владимиру Путину возможность еще дважды выдвигаться в президенты. В регионе и явка (80,4%) и число поддержавших поправки (83,39%) выше среднероссийских.

Некоторые эксцессы, вроде выдачи бюллетеней без паспорта, в день голосования случились, но в целом процесс оказался не только результативным, но и тихим.

Удивительно, что буквально на ровном месте власти смогли организовать квазиполитическую интригу. В виде дополнительной приманки для увеличения явки в Волгоградской области применили голосование по возможности возврата региону московского времени. Часовой пояс, напомним, Волгоградская область сменила после референдума в марте 2018 года, совмещенных тогда с выборами президента. Сторонники перехода на местное (исторически называвшегося в Волгограде «самарским») время – МСК+1 победили с результатом 59,1%.

Сейчас же не просто была запущена новая процедура голосования.

Сразу несколько источников, близких к руководству политического блока областной администрации на условиях анонимности сообщили, что «районам дали установку на возврат [московского времени]». С объяснением причин такой политической воли собеседники «СоцИнформБюро» разошлись. Среди версий: мнение бизнеса, которому вроде бы удобнее взаимодействовать в московском поясе, «просьба из Центра», а также стремление «исправить ошибку», поскольку на голосовании в марте 2018-го «были некоторые перегибы». Перегибом можно считать формулировку вопроса в референдуме. Тогда у волгоградцев открыто спросили: «Считаете ли вы необходимым внесение волгоградской облдумой в Госдуму поправок в федеральный закон «Об исчислении времени», предусматривающих переход Волгоградской области из 2-й часовой зоны (московское время) в 3-ю часовую зону (московское время плюс 1 час)». И правда, не все сразу поймут смысл. Во вчерашнем опросе формулировка, напротив, удивляет своей топорностью: «какую часовую зону вы считаете предпочтительнее на территории Волгоградской области», предлагая выбрать из «второй зоны (московское время)» и «зоны +1».

Александр Сайгин признает, что история   с переводом стрелок имела некоторый смысл.

– Это чуть всколыхнуло тех, кто прошлый раз не поверил, не пошел голосовать. Сейчас они как раз пошли, чтобы вернуть московское. Хорошо, что на опрос не вынесли переименование в Сталинград, – рассуждает политолог.

Константин Калачев отмечает, что со стороны идея повторной смены часового пояса выглядит странно.

– Но победителей не судят. Возможно, это важная тема, я просто не погружен в эти тонкости. Но главное — результат. Цель оправдывает средства, а результат определяет все. Если такая тема работает как приманка, то хорошо, – объяснил Калачев.

Кстати, сейчас до сих пор не ясны результаты этого голосования.

Устроители опроса заявляли, что процедура обратного перевода стрелок будет запущена только, если сторонники возврата московского часового пояса наберут «значительное преимущество». Вице-спикер областной Думы Сергей Булгаков, например, определял такой разрыв «как минимум в 15%».

Пока облизбирком даже предварительных итогов не опубликовал. По непроверенным сведениям, побеждают сторонники возврата в московскую «зону» как раз с перевесом примерно в 15%. То есть вопрос о времени будет решаться собственно областной Думой, как это и происходит во всех остальных субъектах. Во властных кулуарах уже говорят о готовности собрать экспертные группы, которые «смогут грамотно объяснить общественности, почему лучше вернуться».