Коронавирус в Волгоградской области:
Волгоградскую область вписали в международный контекст. Что необходимо знать про региональную Стратегию-2030

Волгоградскую область вписали в международный контекст. Что необходимо знать про региональную Стратегию-2030

Волгоградскую область вписали в международный контекст. Что необходимо знать про региональную Стратегию-2030
Фото:

В Волгограде вновь представили стратегию социально-экономического развития региона до 2030 года. Из-за чего авторы работы решили ее переделывать, чем конкретно в новой Стартегии-2030 пожертвовали, какие перспективы перед регионом рисует обновленный документ, а главное, каковы шансы на то, что Стратегия будет реализована – в материале «СоцИнформБюро».

 

Долгая дорога к лучшему будущему

На прошлой неделе власти Волгоградской области и московское ООО «Центр экономики инфраструктуры» (ЦЭИ) представили общественности доработанную стратегию социально-экономического развития региона до 2030 года. Новость эпохального масштаба могла бы наделать заметного информационного шума, если бы не предыстория. Презентация стала далеко не первым но, вполне вероятно, не последним представлением некого продукта, который принято называть Стратегией-2030.

О том, что такой стратегический документ в регионе непременно разработают, чиновники публично заговорили уже в 2015 году. В апреле 2016-го областной комитет экономики объявил о разработке документа силами ведущих вузов Волгограда.

В начале 2017 года общественность всколыхнуло проведение форсайт-сессий, на которых свои идеи для Стратегии-2030 генерировали представители общественности.

В январе 2018-го было заявлено, что все предыдущие усилия дали некие первые результаты: было представлено  «концептуальное экспертное видение», а уже в следующем месяце власти объявили-таки тендер на профессиональную работу – «на оказание услуг по подготовке научно-исследовательской работы на тему «Разработка стратегии социально-экономического развития региона до 2030 года и плана по ее реализации».

Власти готовы были потратить на это до 20 млн рублей, но ЦЭИ взялся исполнить контракт за 18,2 млн. Попутно ЦЭИ обошел Аналитический центр при правительстве и Российскую академия народного хозяйства и госслужбы (РАНХИГС). Победителем ЦЭИ признали  на основе дополнительных критериев, а именно «качественных, функциональных и экологических характеристик объекта закупки».

ЦЭИ действительно одна из самых известных консалтинговых компаний  в своем сегменте. Компания бурно развивается – в 2019 году выручка компании выросла до 318, 6 млн рублей  при чистой прибыли 10,5 млн. Для сравнения в 2015 г., когда в Волгоградской области начинали говорить про Стартегию-2030, ЦЭИ выручил 91,5 млн при прибыли в 2,1 млн рублей.

В портфеле фирмы 25 контрактов с госзаказчиками на общую сумму 456,3 млн рублей. Кстати, ЦЭИ делал и еще одну региональную Стратегию-2020 – для Ставропольского края за 24,75 млн рублей. А еще был подрядчиком федерального Минэконоразвития. Для них компания делала, в том числе научно-исследовательскую работу «Формирование системы показателей для документов стратегического планирования регионального развития».

Основной заказчик ЦЭИ это ОАО «РЖД» – 7 тендеров с этой компанией и еще 4 с его «дочками», в общей сложности они обеспечили больше половины госзаказов «Центр экономики инфраструктуры».

Президента и совладельца ЦЭИ Владимира Косого, который 13 августа лично представил волгоградским экспертам очередную версию Стартегии-2030, считают идеологом проектов высокоскоростных железнодорожных магистралей. В РЖД эту тему обсуждают давно, но на реализацию ни одна такая дорога еще не вышла.

 

Вычеркнули настоящее

Владимир Косой, рассказывая об обновленной работе, проделанной его компанией для Волгоградской области, привел исходные принципы, которыми руководствовались. Во-первых, разработчики решили ничего принципиально нового «не придумывать», заложив в качестве основы сферы,  исторически в регионе развитые. Кроме того, авторы Стартегии-2030 решили сконцентрироваться на позитивном мышлении.

Основная идея — это провести модерниазцию региона, чтобы Волгоградская область перестала быть регионом-середнячком и перешла в статус региона-лидера, – подчеркнул Владимир Косой.

Интересно, что в мае 2019-го ЦЭИ уже представлял документ, который называли готовой  Стратегией-2030. Тогда презентационная часть была существенно подробнее, хотя и иначе сгруппирована. Прошлогодняя стратегия, в сравнении с обновленной, имела гораздо более подробный анализ текущего положения дел в регионе, причем и плюсов, и минусов.

«Невысокая обеспеченность жильем за счет низкого уровня доходов и низкого платежеспособного спроса, низкое качество городской среды в Волгограде, в том числе низкий уровень доступности для категорий маломобильных групп граждан; эксплуатация морально и физически изношенного подвижного состава автотранспортными предприятиями; высокая скрытая безработица и теневая занятость; нехватка квалифицированных работников по отдельным специальностям; низкий уровень реальных доходов населения; в ряде отраслей экономики низкая производительность труда относительно РФ и ЮФО» – это лишь небольшая часть из подробного перечисления тормозящих факторов, что эксперты приводили в мае прошлого года, но в новой версии Стратегии-2030 не прописали.

Среди прочих слабых сторон исследователи также отмечали, например, высокий уровень загрязнения воздуха, высокую степень износа объектов культуры и искусства и «крайне низкий уровень инвестиций в инфраструктуру культуры, недостаточность финансирования проектов восстановления и содержания объектов культурного наследия», недостаточное развитие животноводства и переработки, в сравнении с регионами-конкурентами; недостаточность современных мощностей инфраструктуры хранения овощей и фруктов, недостаточный уровень развития аграрной логистической инфраструктуры для малого и среднего бизнеса и т.п.

Наконец, было отмечено и «недостаточное количество объектов технологической инфраструктуры для развития новой индустриализации, наукоемкого и инновационного производства (в том числе, индустриальные парки, технопарки, технологические бизнес-инкубаторы)», а также «низкая кредитоспособность промышленных предприятий», особенно малого и среднего бизнеса.

Кроме того, авторы решили опустить также некоторые наглядные целевые индикаторы. Так, уровень реальных доходов предлагалось сравнивать с 2009-м годом – по итогам 2018 показатель составил только 89%.

Инвестиции в основной капитал, согласно Стратегии-2030 в версии 2019 года, следовало оценивать в соотношении с 2014-м годом. Расти, согласно тому плану, нужно бы было с уровня 81,4%.

 

Получать по 50 тысяч и жить по 80 лет

В новой версии показатель по инвестициям тоже прописан, но отправной точкой записан уже 2018-й год. Относительно него к 2030-му году  вложения в основной капитал, полагает Владимир Косой и его команда, вполне могут вырасти на 45%. При этом удельный вес привлеченных средств в инвестициях с нынешних 36% должен вырасти до 51%.

В документе (новом), поставлена амбициозная задача – к 2030 году в национальном рейтинге инвестиционного климата Агентства стратегических инициатив (АСИ) Волгоградская область должна вскарабкаться с нынешнего 74 места аж на 30-е.

Как конкретно эта задача будет решаться, из презентации не ясно. Как и большинство других самых заметных позиций представленной концепции. Заданы цели, безусловно, позитивные. Так валовый внутренний продукт региона к 2030 году должен превысить 1,8 трлн рублей, то есть превзойти нынешний уровень вдвое. Численность занятых в малом и среднем бизнесе, согласно Стратегии-2030 (новой), вырастет с 241,5 (доковидный уровень – прим. Ред) до 324,36 тыс. человек, то есть в полтора раза.

Уровень бедности, если документ когда-то будет реализован, снизится более чем вдвое – до 7,2%. Индекс производительности труда вырастет в 1,4 раза. На ту же величину (на 42,7%) вырастут зарплаты, то есть ровно пропорционально производительности. Как это вяжется с ростом благосостояния или хотя бы покрытием инфляции, судить сложно. Как и прогнозировать, как изменится нынешнее безрадостное 60-е место в стране по доходам населения.

Не исключено, что ошибки закрались и в другие расчеты. Впрочем, самый пугающий прогноз авторов Стратегии-2020 основан на выкладках Росстата. Это неминуемое сокращение числа жителей региона. При оптимистичном сценарии регион потеряет «всего» 70 тысяч человек, а в пессимистичном варианте больше 200 тысяч. Таким образом к 2030 году население области может сократиться до 2,247 млн человек. Это несмотря на то что регион станет «устойчиво развивающимся с комфортной и благоприятной средой», экономический рост и уровень доходов населения будет превосходить среднероссийские показатели.

Оставшимся, впрочем, жить станет лучше. У них даже вырастет продолжительность жизни – до 80 лет. Это получится  благодаря ускоренному развитию медицины, а именно: созданию центров амбулаторной онкологической помощи во всех районах области, «укреплению сети» ФАП и созданию на базе Волгоградского медицинского университета фармацевтического кластера, впервые обещанного чиновниками больше десятилетия назад.

Первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал, по просьбе «СоцИнформБюро» ознакомившийся с презентацией Стратегии-2030, назвал документ «вполне адекватным», но пока остается лишь «декларацией намерений».

Она охватывает массу преимуществ Волгоградской области – географическое положение, особенности инфраструктуры, которую планируется улучшать с помощью строительства новых дорог и мостов и так далее. Нужна четкая проработка по поиску средств на его реализацию. Научный документ требует экономического обоснования, – а это в первую очередь, источники денег, конкретные сроки реализации и конечный экономический результат, – рассуждает Сигал.

 

На перекрестке всех дорог

Некоторые члены региональной рабочей группы признают, что и в нынешнем варианте Стратегия-2030 пока только концепт, который еще предстоит напитать содержанием из мероприятий. Хотя предварительно уже расписаны и должны быть опубликованы.

Председатель комитета  по экономической политике, предпринимательству и вопросам собственности Волгоградской областной Думы Станислав Коротков рассказал, что ожидает «в ближайшее время» поступления Стратегии-2030 на утверждение в региональный парламент.

По его словам, проект (стратегия) не просто реалистичен, а «некоторые аспекты уже выполняются».

Действительно, основа правки стратегии в том, что документ привели в соответствие с новой федеральной структурой крупнейших документов планирования. В частности, новых нацпроектов (запущенных в 2018 году) и стратегией пространственного развития России до 2025 года.

В число «прорывных проектов», которые обеспечат обещанный рост волгоградской экономики и инфраструктуры, внесены уже выполняемые проекты: строительство автомобильного обхода Волгограда,  комплекс гидротехнических сооружений для дополнительного обводнения реки Ахтуба, строительство транспортно-логистического центра в районе железнодорожной станции им. Максима Горького.

По мнению члена региональной рабочей группы Антона Лукаша, именно «вписание» Стратегии в нацпроекты позволит ей станет документом, который «будет определять поступление финансов».

Лукаш фактически признал, что затянувшийся срыв сроков подготовки документа (по контракту ЦЭИ должен был сдать готовую Стратегию до конца 2018 года – прим. Ред) позволил подготовить «именно своевременный документ». Сейчас, уверен член региональной Общественной палаты,  «пойдут деньги», причем «и частных инвесторов».

Это такая карта местности, которая показывает возможности. Это дает возможность инвестору увидеть внятно и понятно, куда направлять ресурсы, – пояснил Лукаш.

 

По его словам, что подтверждают еще несколько собеседников, сопричастных с разработке и согласованию Стратегии, документ еще должен быть согласован с профильными федеральными ведомствами. Официально такой процедуры не предусмотрено, но нельзя исключать, что Волгоградская область пошла на это в добровольном порядке, чтобы повысить значимость документа. Возможно, именно поэтому проект, как и планы его воплощения, пока не опубликованы на официальных ресурсах.

В презентации Стратегии-2030 указано, что всего к 2030 году должны быть реализованы 87 отраслевых задач, для чего понадобятся больше 230 мероприятий и групп мероприятий. «Больше тысячи объектов и проектов в сферах строительства, реконструкции, благоустройства, создания новых производств и т.д.» – отмечается в описании документа. Постулат про «1000 объектов и проектов» — это расхожий тезис, тиражируемый областными властями после объявления первых параметров новых нацпроектов. При этом, под проектами и объектами подразумевается свершения принципиально несравнимого масштаба. А вот другая цифра вполне конкретная, хотя в ее реалистичность поверить непросто. Всего на все мероприятия уйдет 2,348 трлн рублей. Около половины – 1,158 трлн – по мысли Владимира Косого, которую не оспаривают региональные эксперты, выделит федеральный бюджет. Остальное почти поровну поделят региональная казна и внебюджетные источники финансирования.

Сопредседатель регионального отделения «Деловой России» почетный строитель РФ Андрей Куприков говорит, что, несмотря на некоторые верные мысли, проект в целом «смотрится как хотелки и угадалки».

У меня ощущение, что рисовали большие оптимисты и неудержимые фантазеры. Стоимость всего, что заявлено до 30 года почти 25 бюджетов области. У авторов, очевидно, очень смутное представление, откуда берутся деньги. Но не это главное. Из общего перечня кучи проектов и программ не сформулирована конечная цель, идеология. А для чего все это? Почему именно у нас, а не, скажем, в Ростове или где-то еще? – рассуждает Куприков.

В чем разработчики Стратегии-2030, по мнению Куприкова, правы, так это в том, что главное преимущество Волгоградской области в ее географии. И ключевым фактором для будущего успешного развития станет то, насколько удачно регион впишется в транснациональные логистические проекты, в первую очередь МТК «Север-Юг». О масштабе и значении этого транспортного проекта «СоцИнформБюро» ранее писало.

«Инициировать включение проектных работ по созданию второй нитки Волго-Донского судоходного канала в «Комплексный план модернизации инфраструктуры до 2024 года», – отмечается в документе.

Стоит учесть, что в настоящее время планы стоит рассматривать с учетом глобальной рецессии в результате пандемии. Создание транспортных хабов – это актуальная тема в любое время в любой стране. Но все зависит от спроса – главное, чтобы экспортные рынки по-прежнему остро нуждались в российской продукции, чтобы был приемлемый уровень цен и т.д. Оценить волгоградскую «Стратегию» пока можно по общему замыслу – и этот замысел очень перспективный. Все будет зависеть от дальнейшей конкретики. Опыт показывает, что по мере проработки планов они меняются, так как появляются дополнительные факторы, которые раньше не были учтены, – считает Павел Сигал.

 

Никогда нибудь?

В числе «прорывных» названы и «комплекс инвестиционных проектов на площадке  «Химпрома» и «создание текстильного кластера в г. Камышине», одним словом, ничего нового. В инфраструктуре строительство дорог и мостов – нужных, но на давно понятных узлах. Из сравнительно свежих подходов обещание сделать регион «одним из крупнейших центров событийного и круизного туризма» и туристско-рекреационный центром Нижнего Поволжья. Сейчас, очевидно, туристическим маяком в этом регионе является скорее Астраханская область. Поток туристов авторы Стратегии рассчитывают увеличить с миллиона человек в 2018-м (год проведения ЧМ-2018, 4 матча которого сыграли в Волгограде – прим. Ред) до 2 млн в 2020-м. В 80-е годы, кстати, внутренний туризм в Волгоград превышал 3,5 млн человек, потенциал роста есть и сейчас, но программ, как его реализовать, пока не придумали.

Сомнительной выглядит и идея создания в Волгограде «образовательного центра федерального уровня», прописанная в стратегии. Потенциал для такой заявки в городе, скорее, в прошлом. Молодежь регион активно покидает, волгоградские вузы чаще всего вспоминают не в контексте научных достижений, а в связи с разными скандалами.    Андрей Куприков отмечает, что остановить отток преподавателей и вообще квалифицированных кадров будет очень непросто.

 

Помимо зарплат, которые точно нужно серьезно повышать, нужно и в театр сходить и вообще среда нормальная. Студентам нужен кампус с хорошими условиями, – поясняет свою мысль Куприков. Транспортный узел, конечно, правильно. Но почему не делать таможенный терминал через Вишневку в Палоласовском районе? Там надо строить дорогу, а этого в стратегии нет. Ну и главное, чего я не увидел. Специализации региона. У каждого субъекта  свои фишки. У кого-то источники сырья, у кого-то источники энергии или  трудовые ресурсыДа и давайте честно: первые майские указы так и не были толком выполнены, а реализация вторых перенесена с 2024 на 2030 год. Так что все это немного напоминает обещания построения коммунизма – то к 1980-му, то к 83-му году. А там уж…  В общем, красивые, благие намерения, которые не имеют никакой основы – ни экономической, ни финансовой, ни идеологической, – добавил общественник.

 

О потенциальной результативности Стратегии-2030, судить, пока она даже не опубликована, конечно, преждевременно. Но стоит напомнить: в Волгоградской области сейчас есть формально действующая стратегия, рассчитанная до 2025 года.

Последние правки в этот документ, кстати, внесли в январе 2018-го, то есть накануне объявления тендера, что выиграл ЦЭИ. Правки, конечно, не самые глубокие. Стратегия-2025 основывается на данных 2007 года и содержит много интересных пассажей, например, про активную внешнеторговую деятельность уже не существующих предприятий.

Кстати, в этом документе численность населения Волгоградской области указана по данным последней к тому времени переписи – 2,699 млн человек. Почти на полмиллиона больше, чем ожидается в 2030-м.