Общество

Инсайды, сливы и политота: большое исследование волгоградского сегмента Telegram


Пожалуй, один из самых известных мессенджеров получает всё большее признание. На него уже ссылаются СМИ, туда приходят всё новые авторы, а поток «инсайдов» стал столь большим, что становится всё труднее отличать, где правда, а где вымысел. О том, что происходит с Телеграмом, и как это оценивают администраторы волгоградских ТГ-каналов – в материале ИА «СоцИнформБюро».


Фото:
Global Look Press

Пожалуй, один из самых известных мессенджеров получает всё большее признание. На него уже ссылаются СМИ, туда приходят всё новые авторы, а поток «инсайдов» стал столь большим, что становится всё труднее отличать, где правда, а где вымысел. О том, что происходит с Телеграмом, и как это оценивают администраторы волгоградских ТГ-каналов – в материале ИА «СоцИнформБюро».

Специально проведённое исследование ИА «СоцИнформБюро» выявило, что среди пользователей волгоградских сотовых операторов 194 925 абонентов используют Telegram (далее – Телеграм или ТГ). В процентном соотношении это приблизительно 7% от общего количества жителей Волгоградской области. В их число необязательно входят только активные пользователи, но это те, кто,как минимум, зарегистрировался в данном мессенджере. При этом популярность Телеграма можно разделить на периоды до 18 апреля и после него, когда Роскомнадзор решил заблокировать Телеграм по решению суда. Впрочем, в попытках ограничить работу платформы сильно пострадали другие сервисы, что только добавило популярности мессенджеру.

Спустя более полугода после тех событий можно сказать, что явных проблем с доступом к Телеграму нет, либо они носят локальный характер. Более того: в августе 2018 года Генпрокуратура заявила, что не давала указания Роскомнадзору блокировать IP-адреса после запрета ТГ в России. Пиар вокруг мессенджера создал ему образ комфортного и лёгкого средства для безопасной связи.

При этом доподлинно неизвестно, передал ли Павел Дуров ключи шифрования российским силовикам или нет. Стоит отметить, что, несмотря на все заявления об анонимности и сохранении данных пользователей в конфиденциальности, мессенджер всё же вынужден через суд предоставлять некоторые данные. В конце августа 2018 года стало известно, что Телеграм будет по судебному решению передавать информацию о террористах. Не исключено, что посредством активной запретительной кампании действующей и потенциальной аудитории мессенджера рассказали о том, что это безопасно. Вполне допустимо, что те, кто хотят анонимности, уходят туда, где их в первую очередь и мониторят.

Трудно сказать, наблюдается ли рост аудитории мессенджера. Данные Mediascope за август 2018 года показывают, что аудитория в сравнении со значениями до блокировки выросла, но тренд был отрицательный. Однако отчётливо заметен резкий скачок аудитории в сторону увеличения в апреле-мае 2018 года. В свою очередь, данные Telegram Analytics показывают, что при падении просмотров вовлечённость аудитории по-прежнему остаётся на достойном уровне.

Отличие мессенджера от других платформ, таких, как Viber, WhatsApp, Facebook Messenger и других подобных – это наличие анонимных каналов, которые всё больше набирают популярность в России. Их основная тематика – это политика и развлекательный контент. К слову, о свободе внутри Телеграма: администраторы платформы борются с каналами, которые распространяют порнографический контент. Впрочем, блокируется один канал – появляется другой. Справедливости ради, стоит отметить, что сейчас всё чаще начинают появляться авторские каналы, которые превращаются фактически в личные блоги, по аналогии с собственными страницами в социальных сетях.

В основе политических каналов лежат т.н. «инсайды» – информация, которая не выходит в публичное пространство, некие слухи и внутренние решения, а также подобие компромата. При этом зачастую это не комплиментарная по отношению к власти информация, как в целом, так и по отношению к отдельным политикам, чиновникам, ведомствам и организациям в частности. Собственно, в том числе поэтому у российской власти есть как минимум неприязнь к данной платформе.

Тут же находят свою нишу и условно экстремистские материалы. Есть ряд каналов и чатов, где публикуется информация «на грани» российского законодательства. К примеру, существует чат «Речи Бунтовщика», где обсуждаются такие темы, как подготовка терактов и иже с ними. Этот чат – единственный, где незадолго до совершения теракта в здании ФСБ в Архангельске это было анонсировано. Всё это является привлекательным индикатором для площадки.

Мы обратились к администраторам волгоградских телеграм-каналов с несколькими простыми вопросами. В результате обратную связь удалось получить от следующих каналов: «Гаситель», «Аллея героев», «Старбакс в Волгограде», «Территория здравого смысла», «Родина-Мать зовёт!», «Букварь и синюю», «Корзинка с трэшем» (его ведёт медиатехнолог Мария Доброскокина), «VLG_DETROIT», а также к известному волгоградскому политологу Александру Сайгину, имеющему свой личный канал. От Ярослава Малых, «Колхозного сторожа» и «5 копеек» комментариев не получили.

На вопрос о том, сказалась ли как-то блокировка Телеграма и стало ли больше пользователей, большинство администраторов ТГ-каналов ответило, что блокировка скорее увеличила количество пользователей, хотя не все с этим однозначно согласились:

– Блокировка сработала отлично. Первый месяц после блокировки аудитория активно «шла» на канал, поскольку почуяли нужность и важность темы. Вообще, российскому государству нужно сказать огромное спасибо за все запреты. Люди понемногу стали открывать для себя интересные среды, – отвечают администраторы канала «Аллея героев».

– Блокировки мессенджера уже более семи месяцев, в первый месяц был отток просмотров и пользователей. Кому реально нужен Телеграм, знают, зачем они сюда пришли, пользователям никакой преграды не составило установить прокси, либо поставить VPN. Блокировка и шумиха по Телеграму дала отличную рекламу, это прибавило пользователей, аудитория стала более качественней, – считают администраторы канала «Гаситель».

Что касается оценки аудитории собственных каналов, каждый из них по-разному оценивает своих читателей. Оно и неудивительно, учитывая, что каналы из числа опрошенных можно поделить на три группы: анонимные, персональные, а также как дополнительный канал распространения информации.

– Из кого состоит? Наверное, небольшая часть волгоградцев, которым небезразлично, что в городе происходит и кому интересен ТГ. Именно пересечение этих аудиторий, потому что ТГ не очень в ходу в России в целом (и, наверное, блокировка подрубила крылья росту аудитории), а региональная повестка, судя по статистике просмотров публикаций в некоторых СМИ (один из наших админов рассказывал) особо не интересна, может, только что-то совсем резонансное. Есть и должностные лица. Читают ли — другой вопрос, – делятся своими наблюдениями администраторы канала «VLG_DETROIT».

– Аудитория совершенно разная, и далеко не волгоградская. Специально не выяснял, но это как коллеги по выборам, так и люди самого широкого круга профессий. Есть даже несколько читателей из других стран, – рассказал волгоградский политолог Александр Сайгин.

– Я знаю, что меня читают чиновники областной и городской администрации Волгограда, судя по тому, как я получаю отклики, отзвуки на свои посты. Меня читают большая часть моих знакомых с ФБ, потому что я там делала промо-канала. А знакомые у меня из разных сфер: от бюрократической до культурной. Так что я думаю, у меня состав читателей довольно пёстрый, – оценила свою аудиторию медиатехнолог и автор канала «Корзинка с трэшем» Мария Доброскокина.

Отвечая на вопрос о том, есть ли перспективы роста аудитории как у их собственных каналов, так и у волгоградского сегмента Телеграма, практически все владельцы каналов считают, что они есть, однако имеются и нюансы:

– Перспективы, безусловно есть, но цифровизация разных сфер жизни идет медленно в регионе, люди пытаются выжить и заработать денег, поэтому многим до всяких там ТГ-каналов нет дела. Авторам же нужно привлекать читателя и как-то монетизировать каналы, что непросто. Т.е. на мой взгляд, это процесс постепенный, аудитория будет расти, как и количество каналов. И в конкуренции за читателя будет расти и качество контента, – полагает автор канала «Букварь и синюю».

– Специфика ТГ-каналов в том, что для них важно качество аудитории, а не количество. Конечно, мы говорим о тех, для кого это не коммерция, кто работает без блоков и т.п. Нас лично бы устроило, чтобы каждый инициативный, думающий, принимающий решения гражданин читал наш канал как должное. Как мастрид хотя бы, в силу должностных обязанностей. Хотя, конечно, большая аудитория – в любом случае это и плюс, и просто приятно. Как показатель работы. Думаем, что перспективы роста есть, но процентовые, не порядковые, – думают администраторы канала «Территория здравого смысла».

В заключение мы поинтересовались, а почему на миллионный город подписчиков волгоградских ТГ-каналов, судя по общей аудитории, не более примерно трёх тысяч человек. Однозначного ответа администраторы не дали. К примеру, представитель крупнейшего неполитического Телеграм-канала региона «Старбакс в Волгограде», издатель интернет-журнала «Platforma 3/4» Владислав Якунин оценил это следующим образом:

– Ну, кому интересны рассуждения, что творится в Городской Думе? Инсайды о людях, которых знает много меньше этих трех тысяч человек. Условного Незыгаря читают за счет того, что контент его построен на известных личностях, а уже к ним добавляются локальные. Это как с кино. Если у тебя в фильме ни одного известного актера, то он будет интересен очень маленькой аудитории. А если у тебя 2-3 мировых звезды с 5-6 локальными актерами, то ты соберешь приличную кассу.

Косвенно об этом же говорят и авторы «VLG_DETROIT», акцентируя внимание на пересечении обозначенных аудиторий и о слабом интересе к региональной политике. Администраторы канала «Родина-Мать зовёт!», напротив, не считают, что нынешняя аудитория волгоградских каналов маленькая:

– Перспектива роста не то что будет, она есть сейчас, мы это видим на общем числе подписчиков всех ТГ-каналов. Но в целом говорить о том, что 3 тысячи – это много или мало, не вполне корректно. В ситуации с «телегой» уместно говорить о качестве аудитории, как бы это пафосно ни звучало. Способ донесения информации, скорость способствуют донесению самой сути проблемы. Для людей, работающих на столь ответственных участках, это имеет наиважнейшую роль. И мы, безусловно, поможем им быть в курсе главных проблем региона…

«Территория здравого смысла» и «Аллея героев» в своих ответах говорили примерно о том же самом. Автор канала «Букварь и синюю» считает, что всё дело в том, что молодёжь, как основная аудитория мессенджера, уезжает из региона. Вдобавок к этому людям хватает и текущих источников информации. Об этом отчасти пишут и администраторы «Гасителя», добавляя, что у людей в ходу другие мессенджеры. Мария Доброскокина и вовсе выдвинула свою теорию относительно аудитории Телеграма:

– Я проживаю в другом городе и смотрю на то, как устроены здесь местные ТГ-каналы. Если у нас «Гаситель» имеет примерно 2 тысячи читателей, здесь есть сразу несколько крупных каналов, у которых по 3,5 тысячи подписчиков. Это много. Но – параллельно с этим я отмечаю абсолютную неразвитость официального информпространства. Причём нет какого-то творческого подхода, все перепечатывают одну и ту же новость. Моё предположение: информационный вакуум заполняют Телеграм-каналы. В отсутствие достаточно хорошо развитых официальных СМИ люди просто тянутся к тому, что представляет более годный контент.

Рейтинг волгоградских Телеграм-каналов на 30 ноября 2018 года по данным Telegram Analytics исходя из количества подписчиков:

ИА «СоцИнформБюро»
Новости других СМИ
Комментарии (1)
  • Виктор написал:

    ну т е вот эта заметка — промо Телеграмм? Что там нового в этой заметке про телеграмм? Про отличие от других платформ все всё знают. Я не сомневался и в том, что телеграммеров будут хвалить свои каналы. Я вот не услышал совсем ничего о достоверности используемой информации, о её источниках. В том, что СМИ используют тележки ничего хорошего нет, хотя бы потому, что вся инфа, ну хорошо, большая её часть — анонимна.

Добавить комментарий


Лента новостей