Коронавирус в Волгоградской области:
Самая типичная неожиданность.Почему губернатор уволил Романа Бекова и кто может его сменить

Самая типичная неожиданность.Почему губернатор уволил Романа Бекова и кто может его сменить

Самая типичная неожиданность.Почему губернатор уволил Романа Бекова и кто может его сменить
Фото:
Роман Беков (слева) и Андрей Бочаров / СоцИнформБюро

Главная политическая новость в регионе минувших суток – это отставка Романа Бекова, курировавшего в области промышленность и торговлю.

Чем это решение так удивительно, какая логика может за ним скрываться, какие выводы можно сделать о работоспособности всей губернаторской команды, и также как все это связано с транзитом власти в России – «СоцИнформБюро» изучил факты и конспирологию, оставив для вас самое главное.

Отставка Романа Бекова, с которой началась нынешняя рабочая неделя,  удивительна именно своей подчеркнутой будничностью.  Официальное сообщение об увольнении вице-губернатора, также возглавлявшего комитет промышленности и торговли, стало, пожалуй, самым лаконичным. Беков – последний из чиновников, работавших в последнее время, кто имел статус важного служащего еще 15 лет назад. С 2004 года, когда он занял пост вице-мэра Волгограда, он не пропадал из топа региональных управленцев – даже на то время, когда формально государственных или муниципальных должностей не занимал.

Именно поэтому его внезапный уход в отставку без объявления другого назначения, да и вообще без объяснений, стал неожиданностью.  Причем собеседники «СоцИнформБюро»  как в самом облпромторге, так и в  аппарате губернатора в один голос уверяют, о таком развитии событий доподлинно «никто не знал» вплоть до утра, когда о решении было объявлено.

Человек-функция

Роман Беков официально был самым богатым чиновником Волгоградской области – в 2018 году он задекларировал доход в 9,2 млн рублей. Ранее, кстати, он показывал существенно большие суммы – в частности, по итогам 2013 года в декларации значились 33 млн рублей.

Роман Беков, имя при рождении Рамидин Сейфеддинович, родился в Азербайджане, окончил Саратовский госуниверситет, а с конца 80-х работал в Волгограде. Беков пробовал свои силы на преподавательском поприще, служил в налоговой и работал в банковских структурах. Одну из них – банк «КОР»  – фактически создавал, длительное время занимая там пост председателя правления, а акционером «КОРа» оставался, даже работая во властных структурах. В 2004-2007 годах Роман Беков был заместителем мэра Волгограда, откуда ушел руководить Ассоциацией коммерческих банков Волгоградской области, в то время достаточно авторитетной структурой. В начале 2010-го Беков перешел работать в госорганы, став председателем комитета экономики региона в статусе вице-губернатора. Спустя два года бывший банкир и доктор экономических наук переориентировался на комитет (некоторое время именовалось как министерство) промышленности и торговли.  В апреле 2014 года новый глава региона Андрей Бочаров переназначил Бекова руководителем облпромторга, позже повысив его  статус до заместителя губернатора.

На этом посту Беков был чуть едва ли не единственным, кто неоднократно удостаивался от губернатора публичной похвалы. Бочаров заявлял, что активность и настойчивость Романа Бекова отмечают в Минпромторге и других федеральных структурах. «Мне говорят –  он тут чуть ли не ночует, чтобы первым на прием попасть», – немного шутя пересказывал отношение к Бекову в высоких столичных кабинетах. На самом деле Роман Сергеевич был вхож в них еще с начала 00-х годов и его связи действительно позволили обратить приоритетное внимание многих федеральных структур на ряд волгоградских проектов.

Отставка Бекова удивительна не тем, что Бочаров отказался от услуг самого опытного в своей команде чиновника, а то, что это было сделано спустя несколько месяцев после того как губернатор переназначил заместителя на пост, несмотря на слухи о том, что он не планирует продлять контракт Бекова. В качестве обоснования такого решения назывались разные причины. Например, Бекову  вроде бы ставили в укор затягивание крупнейшего инвестпроекта региона – строительства компанией «Еврохим» горно-обогатительного комбината в Котельниковском районе. На самом деле суть проблем, с которыми столкнулся этот проект, вне зоны компетенций региональной власти – затягивание ввода произошло из-за проектных ошибок и колебаний на глобальных рынках. Еще одним обстоятельством называли уголовное дело в отношении одного из сотрудников комитета, который брал взятки за выдачу лицензий на торговлю алкоголем. Осужденный, по неподтвержденной информации, приходится Бекову дальним родственником. Несмотря на эти и другие слухи губернатор, избранный в сентябре на второй срок, Бекова переназначил. Правда, последним из вице-губернаторов.

Бывший вице-премьер правительства Волгоградской области Роман Гребенников отмечает, что  отставка Бекова удивила всех.

 

Я считаю Бекова очень эффективным человеком. Это умный, волевой и довольно пытливый,  в хорошем смысле слова, человек. Это не означает, что власти региона хорошо и правильно занимались промышленностью.  Парадокс в том, что это разные вещи. Его эффективность не сказалась на реальной помощи промпредприятиям региона. Я не связываю это лично с Бековым, а скорее с общим негативным трендом, который задала действующая команда. Беков может лучше, но я этого не увидел, – считает Гребенников.

По фактам

Общие результаты промышленности в регионе при Бекове выглядят вполне удовлетворительно, а по некоторым позициям даже впечатляюще. Так, господдержка промышленных производств в виде, например, субсидирования процентных ставок по кредитам новым производствам за последние 6 лет превысила 12 млрд рублей. В 2014 и 2015 годах по этому показателю регион и вовсе входил в десятку лидеров по стране. За те же 6 лет завершено 65 инвестиционных проектов, включая 17 полностью новых производств. Почти все они производят так называемую «импортозамещающую» продукцию.  Еще 16 проектов должны быть сданы в текущем году.

Объем отгрузки промышленной продукции вырос с 491 млрд рублей в 2013 году (первый год, когда Беков полноценно руководил облпромторгом) до 1 трлн (по предварительной оценке чуть меньше – около 992 млн., прим. Ред) рублей в прошлом году. Такой результат можно было бы все-таки признать успешным, если забыть о курсовой разнице – в пересчете на доллары  волгоградская промышленность практически не выросла, – а также сравнение со среднероссийскими показателями и собственными планами. В этом смысле у волгоградской промышленности наблюдается небольшое, но устойчивое отставание. Темпы роста промышленности региона ниже общероссийских и ниже, чем у большинства соседей. В результате доля волгоградской промышленности в общем портфеле ЮФО сократилась с трети до четверти.

Кстати, в разработанной ведомством Бекова целевой госпрограмме развития промышленности  до 2020 года был анонсирован рост производства до 1,34 трлн рублей (это без потери покупательной способности рубля – программа утверждена в конце 2012 года), а среднемесячная зарплата в индустрии должна была превысить 43 тыс. рублей. В упомянутой программе было прописано финансирование на 192 млрд рублей, из которых только 1,3 млрд планировал потратить сам областной бюджет, 18,5 млрд поступлений ждали из федерального бюджета, а остальное внебюджетные источники, т.е. инвестиционные программы самих предприятий.  Впоследствии комитет принял новую госпрограмму «Развитие промышленности Волгоградской области и повышение ее конкурентоспособности», но уже на 2014-2024 годы. Ее финансовые параметры куда более скромные – 12,061 млрд рублей. Причем, эта сумма распределяется весьма причудливо: 2 млрд федеральных бюджетных средств и свыше 10 млрд внебюджетных уходят уже в 2014 году, а вот 57 млн из областной казны распределены так: 54 млн в 2014 году, и по миллиону начиная с 2022 года. В документе среди ожидаемых результатов прописано достижение стабильного индекса промпроизводства в 103,3% – в реальности к такому результату регион был близко в последние годы всего раз – в 2016-м индекс составил 103,2. В остальные годы рост не превышал 2,5%, а по итогам 2019 составил 1% (худший результат в ЮФО). При этом отгрузка продукции в прошлом году даже снизилась. Впервые за последнее десятилетие, кстати.

Кроме того,  Бекову не удалось достичь заметных подвижек по повторному вводу в оборот проблемных  промплощадок региона. Таковых официально 12, за последние годы лишь одна из списка неперспективных исключена – это территории бывшего завода «Химпром».

Информированные собеседники «СоцИнформБюро» также пояснили, что Бекову не удалось продвинуться в создании в регионе особых экономических зон (ОЭЗ) и технопарков. Последних, к слову, согласно упомянутым госпрограммам, в разных редакциях, должно быть создано от 3 до 7.

Открытие ОЭЗ в России на несколько лет было заморожено, однако уже почти два года, как этот процесс публично возобновлен. В Волгоградской области сколько-нибудь предметные планы по такой работе пока даже не озвучены. Есть информация, что Роман Беков не сумел донести до губернатора приоритетность этой задачи с точки зрения федерального центра. Соответственно, претензии к его работе могли быть и из Минпромторга.

Двигаться вперед

Выше приводятся объективные данные, однако большинство наблюдателей и участников политического процесса сходятся в предположении, что за отставкой Бекова стоит «человеческий фактор» – предположительно он разошелся во мнениях на несколько важных процессов и будущих действиях по ним с другими членами губернаторской команды.

Член комитета по промышленности, ТЭК, транспорту и дорожному хозяйству Волгоградской областной Думы Дмитрий Калашников (в прошлом созыве был председателем того же комитета) осторожно уточнил: «понимаете, всегда нужно двигаться вперед».

–  Тот этап, который сделал Роман Сергеевич,  получил оценку. Каждый имеет предел своих возможностей и желаний. Мы понимаем, что человек старался, двигался. Получал, делал,  соответствовал своим возможностям. Есть и другие задачи, у них будут  новые пределы, – рассуждает Калашников.

 

Еще один депутат облДумы на условиях анонимности считает, что уход Бекова «на самом деле» мог быть продиктован его «неумением слегка прикрывать глаза в нетривиальных ситуациях». Возможную негибкость позиций Бекова отмечают многие наблюдатели. Кроме того, они указывают, что в силу разных причин Андрей Бочаров все больше предпочитает на руководство важными направлениями ставить исключительно людей, с которыми он, как считается, находится в доверительных личных отношениях. Например, близкий к губернатору по работе в ОНФ Виктор Бахин стал в октябре вице-губернатором с самыми широкими полномочиями.

Роман Гребенников отмечает, что «не видел» в регионе промышленной политики, кроме «дележей собственности, напоминавших 90-е».

Достаточно посмотреть на то, что происходит с заводом «Красный Октябрь». Во многом вопрос ухода Бекова связан, как мне кажется, с этими заводом. Проблема не в Бекове, а в действиях окружения губернатора. Роман Сергеевич не является близким к губернатору, есть другие лица, которые реально определяют политику и принимают решения. Он в их число не входил, – считает Гребенников.

Интересно, что как раз исполнительного директора банкротного, но работающего и даже скупающего сторонние промышленные активы,  металлургического комбината «Красный Октябрь» Александра Сивакова в кулуарах называют одним из вероятных сменщиков Бекова в кресле индустриально-торгового заместителя Андрея Бочарова.

Пока полномочия председателя комитета исполняет бывший заместитель Бекова Наталья Стрельцова, однако по взаимодействию с федеральными структурами принято, чтобы за промышленность в регионе отвечал вице-губернатор.  Предположительно, он будет назначен не позднее, чем через три недели. По данным «СоцИнформБюро», среди соискателей на это кресло рассматривается не  Сиваков, несмотря на то что у него есть за плечами опыт работы вице-губернатором (он возглавлял комитет экономической политики в этом статусе с конца 2016 по конец 2017 года), а еще две фигуры, считающиеся близкими лично к Андрею Бочарову. Один из них это гендиректор ОАО «Волгоградоблэлектро» и сопредседатель регионального штаба ОНФ Александр Воцко. Помимо большого опыта руководящей работы на промпредприятии у него еще один плюс – он окончил Рязанское воздушно-десантное училище в один год с Андреем Бочаровым. Имя второго возможного претендента информированные источники пока предпочитают не раскрывать, уточняя только, что речь о человеке «более молодом, но не менее лояльном».

Вместе с тем в самих административных структурах отставка Бекова, казавшегося вечным, усугубила смятение и пессимизм.

Политолог Сергей Вовченко объясняет, что сейчас для бюрократического аппарата «атмосфера русской рулетки стала обыденной».

 

Я не очень осведомлен конкретно по Бекову, но совершенно точно, что у нас все чиновники сейчас живут в такой атмосфере. У них буквально чемодан у каждого под столом, причем с каждым днем его подвигают все ближе к стулу. Ожидания такие, все может произойти со дня на день. Конечно, это не повышает созидательную мотивацию, – поясняет Вовченко.

 

По его словам, эти процессы являются отражением процессов, проходящих на федеральном уровне.

В некоторой степени это всегда было присуще, но сейчас уже идет эпоха транзита власти в стране. Статус-кво нарушен, стабильности нет. Перемены уже идут, но еще непонятно какие. В таких условиях возможны любые изменения и это, конечно, спускается и в регионы, – констатирует политолог.