Коронавирус в Волгоградской области:
«Есть возможность реализовать самые амбициозные задачи». Как Денис Мантуров и Андрей Бочаров на ходу решали промышленные проблемы

«Есть возможность реализовать самые амбициозные задачи». Как Денис Мантуров и Андрей Бочаров на ходу решали промышленные проблемы

«Есть возможность реализовать самые амбициозные задачи». Как Денис Мантуров и Андрей Бочаров на ходу решали промышленные проблемы
Фото:
Министр промышленности и торговли Денис Мантуров и Губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров/ СоцИнформБюро, Анатолий Панчишкин

Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров 9 октября посетил Волгоград с рабочей поездкой.
Помимо неизбежных в таком формате реляций о победах и успехах, а также взаимных заверений в крепнущем сотрудничестве, визит дал весьма информативное представление о том, как вообще в нашей стране устроено взаимодействие власти и бизнеса.
Общение Мантурова с Бочаровым еще и дало ответы на ряд застаревших вопросов о волгоградской индустрии, попутно поставив новые.
Что руководители волгоградских промпредприятий смогли донести до   министра, что  говорит об устройстве региональной экономики, а также какие закулисные договоренности слегка раскрыл волгоградский губернатор – в материале «СоцИнформБюро».

Развитие промышленности, по крайней мере, региональной, совершенно немыслимо без поддержки властей, причем только в ручном режиме. Именно такое впечатление оставила краткосрочная поездка Дениса Мантурова в Волгоград.

Всех посмотреть

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров в ходе визита в Волгоградскую область/ СоцИнформБюро, Анатолий Панчишкин

Мантурова в регионе ждали давно. В прошлый раз он приезжал больше шести лет назад – в начале сентября 2014 года.

Нынешний визит  плановый, но и он состоялся не то с третьей, не то с четвертой попытки. Первоначально была информация, что руководитель Минпромторга окажется в Волгограде накануне Дня металлурга, затем сообщалось о назначении еще одной даты.

В итоге Денис Мантуров прилетел-таки в Волгоград буквально на несколько часов и посетил всего одно предприятие – Волгоградский алюминиевый завод (ВгАЗ) «РУСАЛа». Там для высокого гостя организовали выставку. 16 крупных предприятий соорудили презентационные стенды, представив образцы продукции и передовых разработок, каталоги с номенклатурой продукции. Несколько часов, что глава Минпромторга уделил волгоградскому губернатору – сперва протокольным, а затем и непубличным  мероприятиям – побудили ожидавших его в анодном цеху Волгоградского алюминиевого завода тягу к нетривиальным рассуждениям.  Дескать, вот в региональной культуре дела не ахти,  именно поэтому Ольга Любимова за несколько месяцев дважды побывала в Волгограде. Другие профильные министры тоже в регион приезжают регулярно. А шестилетнее отсутствие личных визитов Мантурова, наверное, показатель относительной успешности промышленности. Действительно, именно производство дает почти 40% регионально бюджета, промышленность даже в коронавирусный локдаун оказалась крепкой базой для стабилизации экономики.  С другой стороны, раз теперь Мантуров все-таки приехал, значит что-то пошло не так?

Шутки шутками, но в публичном пространстве внимание Мантурова к промышленному лидеру ЮФО в прямом смысле дистанционное.

Уже по итогам визита, губернатор Андрей Бочаров несколько раз поблагодарил Мантурова не только за активную совместную работу, но и за то, что «в плотном графике» нашел-таки возможность приехать. Интересно, что, как признался Бочаров, визит и вовсе был запланирован  протяженностью всего в два часа, но удалось «поработать в несколько раз больше».

К слову, свои экспозиции не представили два крупнейших промпредприятия региона и всего ЮФО – ООО «ЛУКОЙЛ-Волгограднефтепереработка» (Волгоградский НПЗ) и Волжский трубный завод. Последний был представлен в свите Мантурова директором завода и руководителем областного совета по развитию промышленности Сергеем Четвериковым.

Но в целом представительство ведущих предприятий из разных отраслей в экспозиции оказалось вполне адекватным. Большинство заводов представляли лично их руководители.

За спрос денег не берут

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров в ходе визита в Волгоградскую область/ СоцИнформБюро, Анатолий Панчишкин

А вот дать как раз могут. Этой нехитрой логикой вооружились многие представители промышленного директората, справедливо рассудив, что, пообщаться «с живым министром», возможно, не удастся еще несколько лет, и шанс упускать не стоит.

Сам Мантуров со всеми собеседникам был подчеркнуто внимателен, пытался вникать в детали, и несколько раз буквально на ходу давал поручения: записать в программу, помочь с организацией встреч, поставить вопрос о разработке нормативных новелл.

Последнее особенно интересовало почти всех присутствовавших. Добрая половина собеседников министра прямо призывали к увеличению пошлин для иностранных конкурентов и квотированию разных закупок. Пришли к этому предложению, впрочем, разными путями.

Уникальное производство «Волгограднефтемаш», например, оказался в тяжелом положении отчасти из-за введения нескольких волн международных санкций (бенефициар предприятия – Борис Ротенберг). Если многие руководители, словно желая особенно польстить Андрею Бочарову, приводили показатели успеха предприятий в сравнении с  2014 годом, то для «Волгограднефтемаша» такое сравнение выглядело бы спорным. В 2014-м завод работал с прибылью, а вот в 2019-м получил убыток в 372,6 млн рублей. При этом, по данным налоговой, на начало 2020 у завода было почти 4,7 млрд рублей кредиторской задолженности. Сумма за год выросла без малого на 600 млн рублей. Единственная категория, по которой долги чуть сократили – перед собственными сотрудниками. Им «Волгограднефтемаш» на начало года был должен 57 млн рублей против 77 млн годом ранее. Сложнее всего, конечно, поставщикам и заказчикам – признаны долги в 4,5 млрд. В судах завод выступает ответчиком еще на 52 млн рублей.

Представляя это предприятие Мантурову, Бочаров уточнил, что директор [Николай Новиков] новый (назначен в конце июля этого года), сложности у предприятия давно и ему нужно помогать.

Новиков также сказал, что для них важно было бы введение квот. Один из спутников Мантурова уточнил, что 80% заказов на соответствующем рынке приходится на долю компаний с госучастием – «Роснефти» и «Газпрома». Соответственно, инициатива квотирования в теории возможна. Впрочем, ложку дегтя внес Андрей Бочаров, напомнивший, что заводу нужно работать над качеством и скоростью выполнения заказов. По словам Бочарова, были случаи, когда на заказ, который предприятие может выполнить только за 5-6 месяцев, заказчикам нужен  месяц.

Приоритетные заказы отечественным производителям и заградительные пошлины для конкурентов, особенно из Китая. Проработать такие варианты регулирования в конкретных видах продукции просили несколько промдиректоров.

Руководитель волжского завода «Текскор» (бывший «Газпромхимволокно), выпускающего кордные ткани, что используются в производстве шин и дорожного покрытия, прямо предложил обязать на несколько лет производителей шин локализовать производство компонентов внутри России.

В свою очередь, у самого производителя есть проблемы с нехваткой сырья, причем отечественного производства. Денис Мантуров пообещал заводчанам организовать встречу с одним из руководителей   Итало-российской торгово-промышленной палаты – таким образом волжские изготовители кордовых тканей хотят выйти на контакт с крупнейшим производителем шин Pirelli.

Еще более любопытным оказалось общение Мантурова с гендиректором и совладельцем «Камышинского текстиля» Александром Борисенко. Крупнейший производитель пряжи в России, по его словам, может «свободно» увеличить выпуск втрое. Потребности рынка именно таковы. Но необходимо провести модернизацию оборудования  за счет расширения льготных программ лизинга,  а также решить вопрос с сырьем. Борисенко напомнил министру, и в этом его активно поддержал Андрей Бочаров, что в Волгоградской области есть условия для выращивания собственного хлопка. Удачные эксперименты учеными проводились неоднократно. Но для выведения этого опыта на промышленный уровень, нужны дополнительные научные исследования и большие площади посевов.

Мы не можем собирать вручную как среднеазиаты. Только механическая уборка. Это поля от 200 гектар. Нужно принимать такую программу, – добавил руководитель «Камышинского текстиля».

Кроме того, Борисенко рассказал министру, что «с удовольствием» заменил бы отечественные ткацкие станки на японские, которые сейчас передовые в мире.

То, что предлагают Чебоксары, это тот же станок, которому 40 лет уже, с некоторой попыткой улучшения. Если бы Toyota собирали в Чебоксарах, да еще вдвое дешевле были бы, я бы брал. Хорошо,  вдвое невозможно, пусть на 20%, но и налоги в России бы платили.

Денис Мантуров тут же нашел среди своих спутников начальника департамента станкостроения и инвестиционного машиностроения Евгения Муратова и велел ему обсудить варианты с камышинским производителем. Диалог завязался.

Переходящий «Красный Октябрь»

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров в ходе визита в Волгоградскую область/ СоцИнформБюро, Анатолий Панчишкин

Возможно, главным действом оказалось представление Мантурову нового статуса металлургического производства «Красный Октябрь» и зависимого  теперь от него Волгоградского завода буровой техники (ВЗБТ).

Только сейчас взяли. Раньше здесь ничего не было, никого, – так губернатор Андрей Бочаров охарактеризовал ситуацию ВЗБТ.

При этом, добавил Бочаров, делается это «в связи с поручением, связанным с решением задач, связанном с участием в программах». Для весомости губернатор сообщил, что «завод не работал 8 лет уже». Тут он слегка преувеличил. Еще по итогам 2013 года выручка завода превышала миллиард рублей. Однако при смене собственника предприятие не смогло выполнить крупный контракт и получило крупные банковские санкции, постепенно погрязнув в долгах и конфликтах. Банкротство сопровождалось уголовными делами в отношении бывших менеджеров. Кстати, катализатором ускорения краха ВЗБТ стали протесты сотрудников – в декабре 2014 они обратились к губернатору с просьбой помочь заводу с заказами, на что Бочаров ответил предложением к собственникам «сдать завод государству, сперва продав яхты». В декабре прошлого года «Корпорация «Красный Октябрь» приобрела недвижимость ВЗБТ, а уже через несколько месяцев стали активно восстанавливать производство.

Евгений Муратов отметил, что ВЗБТ обладает уникальным потенциалом – таких предприятий в России еще два – и обязан побороться за возврат части рынка, на котором сейчас засилье китайских производителей. Возможны разные варианты, например, участие завода в специальных грантах.

ООО «Корпорация Красный Октябрь» (ККО), конечно, не совсем «государство», но отношение к чиновникам имеет самое прямое. Корпорацию учредили в июне 2018 года совместно принадлежащее администрации области АО «Корпорация развития Волгоградской области» (49% акций) и экс-руководителем Госжилнадзора региона Андреем Веселковым.  Вскоре после того как Арбитражный суд области объявил банкротом металлургический комбинат «Красный Октябрь» (ВМК) банкротом, Веселков оказался уже единоличным владельцем ККО.

А областную «Корпорацию развития» возглавил бывший вице-губернатор Александр Сиваков, который занял еще и пост исполнительного директора ВМК.

Прежний владелец ВМК, коммерсант с украинскими корнями и видом на жительство в Италии Дмитрий Герасименко, напомним, в России является фигурантом уголовного дела. С начала 2017 года находится вне юрисдикции РФ, предположительно на Кипре. Собственно, в вину ему вменяется замещение активов, организация «странных» торгов и тому подобные действия, в результате которых имущество завода-банкрота «Красный Октябрь» (ВМЗ) перешло в собственность новой структуры ВМК.

Во время очередного банкротства, теперь уже ВМК, фактическим «Красным Октябрем» стала ККО. Именно это юрлицо, владеющее, согласно официальной отчетности, основными средствами всего на 22 млн рублей, по итогам 2019 года получило выручку в 11,86 млрд рублей и чистую прибыль 552 млн. В июне нынешнего года успешную ОООшку  ликвидировали, одновременно создав АО «Корпорация Красный Октябрь». Новое ККО и Сиваков как физлицо вместе стали учредителям ООО «ВЗБТ+», а последний создал еще и ООО «ВЗБТ М».

Андрей Бочаров публично представил Александра Сивакова Денису Мантурову, рекомендовав его так: «это первый зам. главы города был, потом мой зам. по экономике. Теперь в корпорации».

Он непосредственно занимается. Всей группой предприятий. Вот человек, к нему по вопросам, – добавил губернатор.

 

При этом Бочаров сказал, что Мантуров знает «Красный Октябрь» лучше его самого и дважды поблагодарил за некое непубличное, но очень важное решение, которое состоялось благодаря Минпромторгу. Бочаров также упомянул, что от него просили «держать предприятие», но не уточнил, кто и с какой целью. Глава региона также сказал «что касается управления, мы все сделаем», но при этом заводам нужна помощь федеральных властей в обеспечении заказами.

 

Мы с вами обсуждали <…> Эта история помогла нам всех отодвинуть в сторону и решать задачу сохранения коллектива, сохранения компетенций, – добавил Бочаров, общаясь с Мантуровым.

Александр Сиваков уточнил, что помочь нужно «баррикадской площадке».

 

Там долги, это до нас было. Но они мешают нам. Банки гарантию не дают, – сказал Сиваков.

 

На уточняющий вопрос Мантурова «что хотите-то» Сиваков, под одобрительные жесты Бочарова, ответил «чтобы оказывали предпочтение нашему предприятию». Один из сопровождающих Мантурова сказал, что до конца года «все документы на корпорацию оформить».

«Баррикадская площадка» – это та часть комплекса, где производится гособоронзаказ. Сейчас это имущество осталось у ВМЗ, что давно в банкротстве.  После смены нескольких конкурсных управляющих исполнительным директором стал Валерий Явецкий.

Явецкий — бывший топ-менеджер ВМК и целого ряда родственных с ним структур. Причем и при Герасименко, и уже при «Корпорации», и при банкротстве. С именем Явецкого связана серия скандалов, последний случился как раз при назначении директором оборонной «площадки». Он приступил к обязанностям,  не успев оформить доступ к гостайне. Хотя на таких предприятиях без «секретки» не устроиться даже разнорабочим.

По поведению министра и губернатора было ясно, что некое компромиссное решение согласовывалось долго, но уже, по крайней мере, на уровне Минпромторга, было принято. Закрывая мероприятие Мантуров высказался еще раз.

Помню прекрасно состояние «Красного Октября», как его лихорадило долгие годы. Наконец завершаются сейчас все процедуры конкурсного производства, и я уже вижу, понимаю, уверен в том, насколько эффективно  новая команда справляется  с задачами по реанимированию и развитию этого предприятия,  – сказал Мантуров.

 

Богаче станут только богатые

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров и Губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров/ СоцИнформБюро, Анатолий Панчишкин

Денис Мантуров добавил, что в кулуарах «обсуждали и планы дальнейшего развития той номенклатуры, которая востребована потребителями». Потребители, в отличие от грантов и субсидий, не всегда в руках конкретного ведомства. Так, во время беседы у стенда «Красного Октября» в окружении Мантурова упомянули, что «уже готовят письмо Лихачеву». Речь, конечно, не о главе Волгограда, а о главе «Росатома» Алексее Лихачеве.

Дочерние предприятия этой структуры это крупный заказчик спецсталей. Все последние годы от них было много рекламаций в адрес ВМК и ВМЗ, а количество заказов уменьшалось. Смогут ли письма от Мантурова повлиять ли на эти отношения, неизвестно. Аналогичная ситуация и с оборонными заказами.

Зато совершенно очевидно, что для получения финансовой поддержки по линии Минпромторга промпредприятиям обязательны хорошие отношения с региональными властями. Похвалив областной фонд развития промышленности, который занимает 11 место в России «по объему и показателям», Мантуров сам признал такую практику, сказав буквально:  «Когда регион отбирает на месте проекты, нам проще софинансировать и поддерживать большее количество проектов».

 

Подход, пожалуй, вполне объяснимый. Заоблачными масштабами финансирования никакие фонды поддержки промышленности пожаловаться не могут, потому и работают точечно. Региональный фонд Волгоградской области за 4,5 года работы профинансировал проекты на миллиард рублей. По федеральным программам субсидирования, например, экспортеров, размеры финансирования весомее – в среднем около 2,5-3 млрд ежегодно. Если вспомнить, что годовая отгрузка волгоградской индустрии — это примерно триллион, получается, что госсубсидии на инвестиционную деятельность примерно 3% от оборота. Значит, рассчитывать на поддержку могут только счастливчики – предприятия, удивительно вовремя заявившие о своей потребности, проработавшие проекты и безукоризненно верно оформившие документы. Как правило, совпасть все эти требования могут только у крупнейших производств, у которых есть возможности «сверять часы» с департаментами того же Минпромторга. Другой выход – искать особого отношения чиновников в Волгограде.

Во время блиц-встречи с министром Мантуровым благодарности в адрес администрации Волгоградской области и персонально губернатора Бочарова звучали многократно. Вполне заслуженно. Почти всем предприятиям из экспозиции помогли и часто не раз. Как и самому алюминиевому заводу, кстати. Запуск новых проектов, включая анодную фабрику, где для Мантурова соорудили выставку достижение регионального хозяйства,  стал возможен не только благодаря менеджерской смелости руководства «РУСАЛа», но и нескольких этапов взаимодействия с властями – и региональными, и федеральными. В том числе, завод получал и компенсацию процентов по кредитам за счет госпрограмм. Как итог ВгАЗ не только расширил линейку продукции, включая и возрождение электролиза алюминия, запуск производства обожженных анодов (инвестпроект стоимостью 9,7 млрд рублей, около 350 млн – господдрежка), но и увеличил штат до 2 тыс. человек. В конце 2013, напомним, на предприятии оставалось лишь около 250 человек постоянного персонала.

Помимо таких стратегически важных для государства проектов в число поддерживаемых бюджетным рублем могут попасть и инновационные. Некоторые проекты можно вспоминать разве что с сарказмом и немного стыдом. Несколько лет назад (еще при прежних управленцах) тот же комбинат «Красный Октябрь» по льготной программе модернизации (!) установил германский станок 1936 года производства.

В разговоре с Мантуровым не скрывал своего оптимизма один из соучредителей группы Grass, выпускающей под одноименным брендом бытовую химию и автохимию. С 2014 года объемы выросли больше, чем десятикратно – с 800 млн рублей до 8,5 млрд.  В следующем году «ТД Грасс» запускает новое производство, на которое за счет федеральной программы поддержки импортозамещения получит 452 млн рублей.

Волжский абразивный завод тоже откроет новую инновационную линию уже в следующем году. И тоже при господдержке. Выпускать будут новые композитные панели для футеровки (специальной облицовки) электролизеров. Продукция будет востребована не только в России. Директор завода Сергей Костров старался рассказать Мантурову о новой продукции, а вот Андрей Бочаров вступил в разговор с заверениями, что несколько раз лично встречался с индийскими хозяевами волжского завода и после каждой такой встречи, предприятие улучшало экологические показатели.

Можно не сомневаться – с поддержкой таких крупных проектов, проблем не будет. Как получить фондирование малым предприятиям, у которых нет ни веса, ни нужных знакомств – вопрос открытый. Подводя итоги развития промышленности, Бочаров особо подчеркнул, что в «консолидированном режиме уровень взаимодействия дает возможность реализовать самые амбициозные задачи».

По общей динамике индустрии Волгоградская область сравнительно успешна. В 2015-2019 годах индекс промышленного производства вырос на 8,9%, а в обрабатывающих отраслях на 25,1%. По РФ в среднем показатели 6,2% и 5,7% соответственно. Но основной рост случился в 2015 и 2016 годах, затем последовало замедление. Региональный рост, кстати, ниже среднего по ЮФО. В округе по темпам развития промышленности Волгоградская область на третьем месте – позади соседей-астраханцев (там прорывную динамику  дает добывающая отрасль) и Краснодарского края. Интересно, что при любой общей динамике, крупнейшие предприятия в Волгоградской области в среднем растут. При этом бенефициары  большинства этих компаний не ассоциируют себя с регионом. Отсюда только «гарантированные» инвестпроекты и невысокие зарплаты. Это упомянул даже министр Мантуров, в беседе с руководителем «Волгограднефтемаша» указавший, что зарплаты на волгоградском заводе вдвое ниже средних по отрасли. В той же металлургии средняя зарплата по России 54,5 тыс. рублей. В Волгограде такой уровень не покажется заоблачной мечтой разве что работникам алюминиевого завода.

Так что позиция самого бедного города-миллионника России стабильна.