Коронавирус в Волгоградской области:
«Мусорный бизнес – чрезвычайно прибыльный». Волгоград оказался в центре новейшего передела всероссийского рынка ТКО  

«Мусорный бизнес – чрезвычайно прибыльный». Волгоград оказался в центре новейшего передела всероссийского рынка ТКО  

«Мусорный бизнес – чрезвычайно прибыльный». Волгоград оказался в центре новейшего передела всероссийского рынка ТКО  
Фото:
СоцИнформБюро

Сменился основной бенефициар ООО «Управление отходов-Волгоград». Им стал Сергей Котляренко, финансист, близкий к федеральным политическим фигурам первого ряда. Это событие гораздо более значительного масштаба, чем может показаться на первый взгляд. Разобрались в предыстории, тонкостях и перспективах  – все подробности в материале «СоцИнформБюро».

Похоже, в коммунальной системе России запущен механизм перераспределения. Ключевой линией разграничения на первом этапе становится сфера обращения с отходами.

17 декабря стало известно, что 64,8% АО «Управление отходами» перешло во владение АО «ДиджиталТех», подконтрольной Сергею Котляренко. Это следует из публикации обязательной к раскрытию информации. Интересно, что в публично доступных базах проверки юрлиц, эта информация пока не отображается. Владельцем контрольного пакета там по-прежнему записан «Алор+» известного финансиста и бывшего работника Госплана СССР Анатолия Гавриленко-старшего. Его сын Анатолий Анатольевич Гавриленко работает гендиректором управляющей копании ЗАО «Лидер».  «Лидер» распоряжается пенсионными деньгами «Газфонда», а также частью средств еще нескольких крупнейших НПФ:   «Наследие», «Промагрофонд», «Китфинанс НПФ».

 

Перемены наступили

 

К «Лидеру» еще вернемся, а пока о новом выгодоприобретателе «Управления отходов». Сергея Котляренко в СМИ называли «кошельком» нынешнего главы ВЭБ и бывшего вице-премьера правительства РФ Игоря Шувалова. Главный актив Котляренко это АО «КСП Капитал управление активами» (КСП, как считается, расшифровывается Котляренко Сергей Павлович). «КСП Капитал УА» управляет активами нескольких сотен клиентов, среди которых и Игорь Шувалов. В 2014-м году СМИ сообщали о том, что компания Котляренко распоряжается недвижимостью и другими активами Шувалова, оцениваемыми в $100 млн. В 2016 году факт управления имуществом политика сам Котляренко в интервью признал, но заявил, что его отношения с Шуваловым находятся  «исключительно в рамках «клиент-управляющий».

21 декабря опубликовано решение наблюдательного совета АО «Управление отходами» об избрании Котляренко председателем совета директоров компании. Крупнейший доверитель нового руководителя мусорного оператора Игорь Шувалов уже больше 20 лет на заметных постах в российских госструктурах, но в истории, похоже, останется  как человек, который в 2016 году сказал о малогабаритных квартирах: «кажется смешным, но люди покупают».

Интересно, что ВЭБ, который с мая 2018 года возглавляет Шувалов, является одним из крупнейших держателей долгов мусорных операторов в России. Госкорпорация и сама активно примерялась к рынку утилизации ТБО. В апреле этого года директор «ИнфраВЭБ» Рубен Аганбегян заявлял, что ВЭБ.РФ «рассматривает проекты в сфере обращения с отходами» общей стоимостью 200 млрд рублей, при этом доля участия ВЭБ может составить около 80 млрд. Это было сказано на фоне включения правительством Михаила Мишустина  ВЭБа в программу льготного кредитования «мусорных» операторов. Но после резкого протеста Федеральной антимонопольной службы  правительство отказалось от идеи бюджетного субсидирования на одинаковых условиях с коммерческими банками.

Пока нет оснований утверждать, что за новым бенефициаром «Управления отходами» непосредственно стоит именно ВЭБ. Но вот то, что сам по себе приход нового заметного игрока в этот бизнес на самом деле были давно ожидаемым. По информации  отраслевых источников, уже более года «Лидер» фактически вышел из «Управления отходами».

Несколько независимых друг от друга информированных собеседников считают, что с лета 2019 бывший замдиректора «Лидера» Юрий Сизов являлся фактически единоличным владельцем «Управления отходами». Публично сообщалось о том, что Сизов владел 49% акций и готовил сделку по выкупу оставшейся доли у «Алора».

Руководитель волгоградского отделения «Зеленого патруля» Ярослав Князев считает, что «проект изначально был заточен под продажу, это было понятно».

Заходили же в наш регион они («Управление отходами» – прим. ред) еще в 2008 году и сразу было понятно, что за ними есть определенная административная поддержка. Общались в формате: «мы будем главные и не волнует ничего», – поделился Князев.

 

Как «Отходы» стали большими

Главной в своей отрасли в Волгоградской области компания действительно стала, но значительно позже. К тому времени АО «Управление отходами» стало одним из крупнейших операторов по обращению с твердыми коммунальными отходами (ТКО) в России. Компания работает в ХМАО, Чувашии, Челябинской, Мурманской, Нижегородской и Саратовской областях. В трех последних, а также в Волгоградской области компания получила статус регионального оператора.

С января 2019 года 100% «Управление отходами – Волгоград» (УОВ) является регоператором. Соглашение заключено на десятилетний срок. По его условиям оператор обязан все это время обеспечивать на территории региона «сбор, транспортировку, обработку, утилизацию, обезвреживание и захоронение ТКО». На практике получается у компании, мягко говоря, не все. На старте работы не удавалось своевременно собирать и вывозить мусор, что создало в регионе крайне негативное реноме не только самой компании, но и в целом федеральной реформе сферы обращения с ТКО. В виде протестов волгоградцы несли мусор прямо к офису оператора. Могло ли быть иначе, конечно, будут проверять компетентные  органы, но факты свидетельствуют о проваленной УОВ подготовке к началу операторства. Конкурс состоялся в августе, а вот нужное количество контейнеров в «Управление отходами – Волгоград» решили-таки заказать только в разгар мусорного коллапса, случившегося в январе.

Зато УОВ заблаговременно позаботились о том, чтобы заключить огромные контракты на 5,8 миллиарда на «аренду транспортных средств без экипажа» и «услуги по сбору прочих неопасных отходов, непригодных для повторного использования» с аффилированной компанией «Волга-Д».

С переработкой у УОВ тоже ожидаемо не заладилось. Причем настолько, что оператор не просто отказался сотрудничать с теми, кто занимается раздельным сбором мусора, а жаловался на них в надзорные органы.

Волгоградская компания для «Управления отходами» кусок жирный, но проблемный. Выручка в 2019 году составила 2,65 млрд рублей – то есть чуть меньше трети от всех поступлений группы (порядка 7,9 млрд). Очевидно, в силу изначально высоких тарифов, согласно нормативам, разработанных администрацией Волгоградской области, с началом работы регоператора плата каждого жителя выросла в среднем больше, чем на 60%. Интересно, что перед началом нынешнего года тариф УОВ понизили на 7,8%, а в 2021-м вывоз мусора будет дешевле еще на 4,75%.

Но именно волгоградское «Управление отходами» генерирует  практически половину всего убытка компании – за 2019 год это 442 млн рублей.

На начало января 2020 года у УОВ 578,5 млн кредиторской задолженности, в том числе 37,5 млн перед бюджетом, а 517,8 млн перед подрядчиками и поставщиками. «Дебиторка» у мусорного монополиста еще более внушительная – чуть больше миллиарда. Только в нынешнем году УОВ стал истцом почти в полусотне арбитражных исков на общую сумму 177,6 млн рублей, а также ответчиком в 94 процессах на 290 млн.

 

Все мусорные дороги ведут на Волгу

Финансовые проблемы не самое неприятное из случившегося с «Управлением отходов» за последние годы. Компанию сопровождает целый шлейф уголовных скандалов.

В Нижнем Новгороде еще в 2018 году было расследовано несколько уголовных дел, а экс-гендиректор АО «Управление отходами-НН» Игорь Гаврилов был осужден на два года условно за «осуществление предпринимательской деятельности без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере» – компания размещала на полигоне отходы без соответствующей лицензии. В Саратовской области при строительстве двух мусорных полигонов было похищено 400 млн рублей. При этом директором местного филиала «Управления отходами», по сообщениям местных СМИ, работал родственник саратовского губернатора Валерия Радаева.  Весной 2019-го оперативники ФСБ проводили обыски и в столичном офисе компании, и сразу четырех региональных офисах, включая волгоградский.

Именно в это время, считают отраслевые источники «СоцИнформБюро», и состоялся «сравнительно цивилизованный развод» после «небольшой внутрикорпоративной войны» между «Лидером» и его бывшими топ-менеджерами. В результате Юрий Сизов покинул пост первого заместителя директора «Лидера».

Сизов в 90-е был депутатом Мосгордумы и создал Московскую комиссию по ценным бумагам, а позже руководил отделением Федеральной службы финансовым рынкам в ЦФО. В это время свое непростое восхождение к вершинам фондового рынка вела группа «Алор» Анатолия Гавриленко. Вторым после Гавриленко-младшего в «Лидере» человеком он стал в 2008-м. И считается одним из главных в России идеологов развития концессионных схем вообще и, в частности, привлечения в них денег пенсионных фондов. Среди регалий Сизова многолетний пост председателя правления в НАКДИ (Национальная ассоциация концессионеров и долгосрочных инвесторов в инфраструктуру). Однако на фоне скандалов в «Управлении отходами» Сизов пошел по отдельной от «Лидера» дороге.

Ярослав Князев считает, что в работе «Управления отходами» вполне могут быть найдены «еще много коррупционных схем».

И держать это в пенсионном фонде чревато дальнейшими посадками. Так что цель и была надуть пузырь, попытаться его красиво оформить и как можно скорее продать, – рассуждает эколог. – Я вот побывал на сортировке в Кировском районе. Мне назвали сумму в 250 млн инвестиций, но оно так не выглядит. А оборудование волгоградской конторы, простите,  «Рога и копыта». Так что я могу предположить, что настоящие бизнес-цели совсем не те, что заявляются. Это не дело, – добавил Князев.

 

Сменился руководитель и в «Управлении отходами» – пост оставил Павел Бесшапов. Сейчас, согласно открытым данным, Бесшапов трудоустроен исполнительным директором МСК «БЛ Групп» бывшего министра по налогам и сборам РФ, а затем вице-спикера Госдумы и губернатора Калининградской области Георгия Бооса. Эта компания владеет ООО «Светосервис-Волгоград», которое на условиях концессии управляет наружным освещением Волгограда. Интересно, что волгоградским концессионером управляет не кто иной, как директор принадлежащей государству (в лице администрации региона) компании «Волгоградоблэлектро» Александр Воцко. По совместительству Воцко еще и сопредседатель реготделения Общероссийского народного фронта. Из особо примечательных фактов биографии принято отмечать, что Воцко закончил Рязанское десантное училище в один год с Андреем Бочаровым, который с 2014 года работает губернатором Волгоградской области.

Обыски в офисах «Управления отходами» прошли 22-23 мая 2019 года, а уже 28 мая было объявлено о проведении нового совета директоров, который 3 июня избрал своим членом бывшего топ-менеджера  МГУП «Мосводоканал» и ООО УК «Росводоканал» Дениса Янева, ставшего и директором компании.

К слову, среди тех, с кем ведет дела Сергей Котляренко, есть и другие фигуры всероссийского масштаба. Так, летом уходящего года появилась информация, что структуры Котляренко покупают долю в ООО «Кате» (разработчик коробки передач для автомобилей  Aurus), а в сентябре была подтверждена сделка по приобретению закрытым ПИФ «Инвестиционные решения» (под управлением «КСП Капитал УО») 25% в ООО «Лаборатория умного вождения» (бренд Smartdriving). Последняя компания известна телематической платформой «Элемент», востребованной у автодилеров и владельцев корпоративных автопарков. Главный акционер обеих названных компаний – это Екатерина Игнатова, жена главы «Ростеха» Сергея Чемезова.

Напомним, что госкорпорация соучредитель «РТ-инвест», который является регоператором ТБО в нескольких регионах, включая Подмосковье, а также строит заводы по сжиганию мусора.

Интересно, что главным акционером «РТ-инвест» является бывший советник губернатора Волгоградской области. Не нынешнего, а Анатолия Бровко, руководившего регионом в 2010-2012 годах. Больше того, именно в Волгограде Андрей Шипелов познакомился с Чемезовым. В должности советника Бровко Шипелов курировал, в том числе проблемы на волгоградском «Химпроме». Чем закончилось для легендарного завода управление «Ростеха» общеизвестно. Зато Шипелов смог обсудить с руководителем госкорпорации «как создать рыночные механизмы в системе утилизации отходов». Тогда же, в 2011 году советник волгоградского губернатора и предложил «Ростеху» создать компанию «РТ-инвест», о чем  в интервью рассказал сам бизнесмен.

Кстати, сообщение о смене контролирующего акционера АО «Управление отходами» датировано 16 декабря. В этот же день в ЕГРЮЛ записана смена директора волгоградской «дочки» – вместо скандально известного деятеля коммунального рынка Андрея Потапова пост директора   ООО «Управление отходами – Волгоград» заняла Ирина Кияшко, не обладающая большим управленческим опытом. Сообщается, что фактически (по приказу) она работает на этой позиции с 8 декабря, то есть со дня опубликования ИА «СоцИнформБюро» расследования о взаимоотношениях между коммунальными и ресурсными компаниями Волгограда.

Сергей Котляренко, пусть и опосредованно, тоже не совсем чужой человек для активных игроков волгоградского ЖКХ. Та самая «КСП Капитал УА» учредила «ЗПИФ недвижимости “АПЛ”». Второй учредитель этого закрытого паевого инвестфонда – АО «Специальный депозитарий «Инфинитум» (подконтрольное «Лидеру» семьи Гавриленко). Именно эта компания владеет 60,2% АО «Инвестиционная компания «Лидер». Последняя почти полностью – доля 99% –  владеет ООО «Объединенные коммунальные концессии», выступающего учредителем волгоградских «Концессий водоснабжения» и «Концессий теплоснабжения». Искомый 1% концессий, к слову, по данным «СПАРК-Интерфакс», по прежнему у все того же Юрия Сизова.

Добавим, что Сергей Котляренко не новичок в работе с ТБО. С февраля 2015 года он единственный владельц смоленского ООО «Ситиматик». Компания занимается вывозом мусора не только в своем регионе, но и в Саратовской области.

По данным источника, близкого к руководству администрации Волгоградской области, «Лидер» не планирует избавляться от активов в водо- и теплоснабжении. А «Управление отходами», уверяет собеседник, «сейчас уже проводит» глубокий аудит работы в Волгограде, и только по его итогам «задаст новые цели». Кстати, Андрей Потапов не просто не уходит из бизнеса, но ожидает усиления позиций уже в рамках новой структуры, уверяет источник.

Это пока предварительно, но ему предложено место заместителя директора управляющей компании, но с локацией в Волгограде. Считают, что местное руководство должно быть отсюда.

Путин указал путь

Член комиссии по энергетике при РСПП и экспертного совета ФАС России, политтехнолог Марат Баширов уверен, что регионы присутствия «Управления отходов» от прихода новых владельцев выиграют. В разговоре с корреспондентом «СоцИнформБюро» Баширов напомнил, что потребителям не важно, кто владеет бизнесом,  требование только в том, чтобы «мусор ответственно вывозили вовремя и за приемлемые деньги», а также старались использовать мусор рационально, сокращая экологические риски.

 

Через эту компанию в регионы приходит стратег, у которого есть деньги и время.  Когда человек хочет, вложив рубль, быстренько получить два, это спекулянт в лучшем случае. У них настоящая норма прибыли ниже 60% считается неприемлемой, хотя Запад нормально работает на 1-1,5% рентабельности. И это уже совсем другое качество, это цивилизованный процесс переработки. Такой пример есть в Швеции, где настолько усовершенствовали систему переработки, что покупают мусор в других странах, – рассуждает Баширов. – Мусорный бизнес – чрезвычайно прибыльный. Но самое главное -это наладить процесс не с точки зрения жульничества, а эффективную переработку. Для этого нужны  немалые деньги. И сейчас в России делается попытка избавиться от этого варварского способа обращения с мусором.

 

При этом, добавляет эксперт, в России местные элиты управляют общественным мнением, а федеральные элиты «контролируют деньги».

Когда местные элиты берутся за энергоемкие, денежноемкие проекты, они не способны это организовать. Они не способны вкладывать рубль и терпеть 10 лет.  Местные зато могут контролировать общественное мнение. И если что-то пойдет не так, они не будут терпеть. В какой-то момент все компании, наверное, приходят к местным элитам, говорят: ребята, возьмите подряд. Бессмысленно  везти те же грузовики из Москвы, когда есть местные транспортные компании  вот так и создается баланс сдержек и противовесов, – пояснил Марат Баширов.

 

Собеседник, близкий к руководству региональной власти уверяет, что УОВ в новом статусе «хотят иметь собственную программу переработки» и уже «просчитывают объемы» инвестиций, которые могут понадобиться для создания этой инфраструктуры.

Мусорный полигон\ИА СоцИнформБюро
Мусорный полигонИА СоцИнформБюро

Таких планов, конечно, вполне стоило ожидать на фоне высказываний о «мусорной реформе» президента Владимира Путина.  На недавней пресс-конференции глава государства отверг мнение, что реформа «тормозит», уточнив, что она, наоборот, «сама по себе двигается». Но пока существуют «вопросы с налаживанием производства». Путин подчеркнул: в стране должна появиться фактически новая отрасль – отходы будут не закапываться на полигонах, а использоваться повторно.

Нам нужно создать хорошо функционирующую систему переработки мусора, нужно перенести нагрузку за утилизацию не на граждан, а на производителей упаковок. Эта практика распространена во всем мире, и мы тоже будем ее придерживаться, — добавил Путин.

 

Чтобы этого добиться, нужно создать полноценную сортировку. Путин пообещал, что к 2030 году отходы будут распределяться по сегментам, а затем перерабатываться. При этом, уточнил Путин, финансовая нагрузка за утилизацию мусора должна быть перенесена на производителей упаковочных изделий. Это мировая практика, в России, добавил Путин,  уже действует утилизационный сбор в автопроме «и ничего, нормально».

Ярослав Князев рассуждает: на бумаге все красиво, и президент ставит верные цели, но непонятно, кто за все это будет платить. Расширенная ответственность производителя тоже ложится в расходы граждан.

В Европе ты может, грубо говоря, платить налог за ту же бутылку, как часть этого сбора, а можешь взять и принести ее в фандомат в магазине и получишь свой налог обратно. Это одна непонятная сторона. Второе и, пожалуй, главное, у нас недостаточно специалистов в этой отрасли, чтобы все построить и наладить эффективную работу. Нужно увеличивать временные рамки этого перехода, потому что просто деньгами здесь вопрос не решить, Можно залить все инвестиционными деньгами или теми же пенсионынми, а на выходе получить только новые коррупционные схемы.  Возможно, стоит создать два-три эталонных предприятия, совместно с наукой, отработать все на них и уже начать развивать по всей стране. Тот же ВЭБ, конечно, это не только деньги, но и международные связи. Они могут притянуть зарубежные контракты, их технологии. Но опять-таки вопрос, как сделать, чтобы за это не переплачивали люди,  – говорит Князев.