Коронавирус в Волгоградской области:
«Пока полная безответственность»

«Пока полная безответственность»

«Пока полная безответственность»
Фото:
Ремонтные работы Концессии Водоснабжения / СоцИнформБюро

Кто управляет волгоградской «коммуналкой» и как в ней вновь наступают темные времена.

Удивительные события разворачиваются в коммунальной сфере Волгограда. Губернатор Андрей Бочаров публично выступил в защиту концессионных компаний, объявивших дефолт по погашению облигаций. Эти события совпали с уголовным делом против бывших топ-менеджеров волгоградской «коммуналки», а также очередной сменой руководства.

Сопоставление заявлений крупнейших коммерческих игроков с фактами и очевидными процессами говорит о том, что  к предположению, что последние скандалы парадоксальным образом не остановит, а ускорит монополизацию рынка.

Что именно удивило в речи губернатора, к чему и как может привести новый виток «наведения порядка» в ЖКХ, а также какую выгоду получат концессионеры, каково их реальное финансовое положение сейчас и в чем же Волгоград точно выглядит лучше Парижа – все факты и основные предположения в материале «СоцИнформБюро».

 

Главное событие последнего времени – удивительная попытка главы региона Андрея Бочарова не то разобраться в проблемах, не то заступиться за компании, управляющие на концессионной основе коммунальным имуществом Волгограда.

Вмешался губернатор, очевидно, вынуждено – поток негативных новостей, связанных с ООО «Концессии водоснабжения» (КВС) и ООО «Концессии теплоснабжения» (КТС) стал слишком бурным.

Денег нет?

Информационный фон в отношении Концессий и прежде часто бывал критичным, но в последние недели реноме компаний как устойчивых и надежных просто рушится на глазах.

11 ноября в Нижнем Новогороде задержана целая команда бывших топ-менеджеров КВС во главе с экс-директором копании Николаем Николюком. По версии следствия Николюк и его коллеги-волгоградцы Александр Сидляревич и Александр Жерноков в муниципальном АО «Нижегородский водоканал» (Николюк работал директором, а его подельники – заместителями, так же как ранее в волгоградской КВС) превратили коммунальную компанию в преступное сообщество, поставив на поток получение «откатов». Такое разоблачение сразу заставило вспомнить, как в Волгограде у этих же менеджеров контракты на сотни миллионов рублей получали крохотные иногородние компани.

Вскоре было объявлено, что в обеих Концессиях назначен  новый директор – Елена Ахременко. Она имеет опыт работы еще в МУП «ВКХ», а также в АО «ИВЦ ЖКХ и ТЭК». Не меньший интерес, пожалуй, представляет ее деятельность как предпринимателя. Именно этой даме принадлежит ООО «Каскад», примечательное, в частности, тем, что пытается взыскать 5 млн рублей с  АО «Торговый дом металлургический завод «Красный Октябрь» (подконтрольный бывшему владельцу одноименного меткомбината Дмитрию Герасименко).

Почти сразу после новости о новом директоре (официальная запись изменений в ЕГРЮЛ датирована только 3 декабря, хотя публичное сообщение прошло 25 ноября) обе компании поочередно объявили «технический дефолт». Сначала «Концессии теплоснабжения» отказались от плановой выплаты 323,38 млн рублей по своим облигациям (в т.ч. 159 млн купонный доход). Затем и «Концессии водоснабжения» заявили, что не в состоянии сейчас погасить 235,62 млн рублей (выплата за купонный период 120,24 млн рублей, а 115,38 млн – погашение части номинала облигаций). Концессионеры объяснили случившееся вынужденным «кассовым разрывом», в котором обвинили жителей Волгограда. Ну и коронавирус.

В условиях пандемии и связанных с ней нерегулярных платежей со стороны потребителей услуг компанией принято решение не ужесточать политику по взысканию долгов с физических лиц, а также не инициировать вопрос пересмотра тарифов в сторону их увеличения, – заявили в PR-службе КВС.

В обеих компаниях настаивают: неплатежи граждан никак не скажутся на текущей деятельности компании, то есть обеспечении горожан жизненно необходимыми услугами, именно благодаря переносу выплат инвесторам на следующий год.

Как могло получиться, что у компаний, собственниками которых являются финансовые структуры, в нужный момент не оказалось запаса ликвидности?

Высокопоставленный источник «СоцИнформБюро» в аппарате губернатора полагает, что решение о дефолте было принято «почти спонтанно» и вызвано «человеческим фактором» – якобы своевременно не были проведены некие корпоративные действия и «по-другому уже было никак».

Другой информированный собеседник, в прошлом совладелец УК, а ранее топ-менеджер энергосервисной компании,  считает, что концессии «просто придерживают наличность», использую «общую ситуацию» (пандемию) и смену менеджмента и как предлог, чтобы оправдать такие действия.

Что там будет через полгода-год толком никто не знает, а живые деньги в руках сейчас важны, – пытается объяснить возможную логику концессионеров экс-коммунальщик.

Развеять или подтвердить подобные сомнения сможет только финансовая отчетность обеих Концессиий за пандемийный 2020-й.

Пока доступны только прошлогодние. В годовом отчете КТС за 2019 год, опубликованном в апреле, особо оговаривается распространение COVID-19. В разделе «События после отчетной даты» указано, что «ситуация все еще развивается и до настоящего момента ощутимое воздействие на операционную деятельность отсутствует», при этом «влияние этой ситуации в будущем невозможно спрогнозировать».

Член регионального штаба ОНФ, эксперт всероссийского проекта «За честные закупки»  Эдгар Петросян считает, дефолт был «скорее ожидаемый».

Если из технического дефолта это все перейдет в реальное банкротство, то естественные монополии опять ринутся в город. Кстати, каким бы плохим управленцем не был муниципалитет, он надежнее. Он гарантирует получение воды и тепла при любых условиях, – рассуждает Петросян.

Эдгар Петросян напоминает, что «частник всегда ищет прибыли», а в коммунальной сфере получить ее честно «достаточно сложно».

Концессии больше подходят для строительства новых объектов, дорог, портов с последующими отчислениями. А в естественных монополиях концессии в большинстве случаев приводят к негативному эффекту. Таков мировой опыт. Частники пытаются заработать на готовой инфраструктуре, но не вполне адекватно оценивают износ и сопутствующие проблемы. Постоянный поток наличности от населения не может покрыть все требуемые расходы. В 80-х в концессию отдали водоснабжение в Париже, так это продлилось всего пару лет, люди начали бастовать и пришлось возвращать имущество городу. Почему надеялись, что у нас будет лучше, чем в Париже? – недоумевает Петросян.

По словам эксперта, концессионер в таких условиях постоянно ищет пути снизить затраты. В том числе и на сотрудниках. В итоге специалисты отказываются работать «за копейки» и уезжают трудиться в другие регионы вахтовым методом.

Конечно, ни о каком «скором непременном банкротстве» Концессий, а уже зазвучали и такие заявления, речи пока не идет. Это утверждение было бы странным в отношении компаний, работающих в отрасли с огромным и сравнительно стабильным потоком ликвидности.

В 2019 году КВС получили выручку 3,289 млрд рублей (рост 7,56%). У КТС за тот же год 6,821 против 6,798 (рост 0,34%) в 2018-м. Обе компании также получили и чистую прибыль – 39,3 млн и 114,8 млн рублей соответственно. Но, несмотря на это, у обеих компаний есть финансовые проблемы. Так, всего за год (2019-й) дебиторка КТС выросла на 541,2 млн, превысив 3 млрд рублей, а у КВС рост составил 371,2 млн при уровне (на начало этого года) без малого 1,6 млрд рублей. По формальным признакам к несостоятельности ближе не КТС, к работе которой больше нареканий и у экспертов, и у широкой общественности, а как раз КВС.  У «Концессий водоснабжения» на начало 2020 года коэффициент текущей ликвидности (в какой степени текущие активы предприятия покрывают краткосрочные обязательства) составлял 0,891. Нормой, которая говорит о финансовой устойчивости, финансовые аналитики считают коэффициент 2.0 и выше.

При таких показателях концессионеры остаются верны себе. Например, в КТС в 2019-м расходы на зарплату и соцотчисления почти не изменились, а вот на услуги по сбору платежей выросли в 1,5 раза – на них потратили почти 142 млн (против 93,5 годом ранее). На 66 млн у КТС выросли «прочие расходы», в том числе на «консультационные и информационные услуги» почти вдвое – с 17,7 до 30,4 млн рублей.

Оплачивают все эти консультации и допуслуги, понятное дело, жители. Как выяснилось теперь, и держатели концессионных облигаций, которым предложено подождать вроде как гарантированного возврата инвестиций, что называется, до лучших времен.

Бочаров на репите

пресс-служба Администрации Волгоградской области

Кстати, о тарифах. Концессионеры и власти неустанно заявляют, что расценки на то же холодное водоснабжение в Волгограде самые низкие в ЮФО и ниже многих региональных столиц  Это так. Но другие факты предпочитают замалчивать. Во-первых, по доле трат от семейного бюджета на услуги ЖКХ Волгоград худший город среди милионников, во-вторых по темпам роста тарифов, наоборот, среди лидеров в стране.

На момент начала работы КВС, стоимость кубометра воды для населения в Волгограде составляла 15,11 руб, сейчас за него нужно выложить уже 24,36/куб. То есть за пятилетку рост составил 61,2%. С 1 июля следующего года тариф вырастет до 25,09 рубля.

Расценки на водоотведение за то же время выросли на 72,6% — сейчас это  15,76 руб./куб.м, а со второго полугодия 2021-го составят уже 16,23 рубля.

Все волгоградцы помнят, как в декабре 2016 года депутаты волгоградской городской Думы приняли официальное (постановлением Думы) обращении к губернатору с предложением разрешить увеличить для потребителей города за коммунальные услуги рост тарифа на водоснабжение на 9,8%, несмотря на то что правительством РФ был установлен предельный индекс-дефлятор в 4,2%.  По некоторым свидетельствам, первоначально чиновники обладминистрации убедили гордепов в необходимости именно такого решения.

2 декабря Андрей Бочаров провел публичную – под телекамеры – встречу с представителями владельцев обеих Концессии из инвесткомпании «Лидер». Базовый посыл, что старательно транслировал губернатор: дефолт технический, в нем нет ничего страшного, да и на жителях города он не скажется. Не забыл глава региона и про скандал начала 2017 года.

 – Несмотря на важность стоящих перед нами задач, мы не можем и не будем на данном этапе, в условиях сложности текущего периода, допускать дополнительное увеличение нагрузки для населения, предприятий и организаций сверх установленных тарифов и тарифных решений, рекомендованных Правительством и ограниченных инфляцией, – заявил Бочаров.

Губернатор подчеркнул, что «руководство компании «Лидер» вышло на решение» изыскать возможности покрыть «разрыв текущего периода» за счет собственных средств компании.  При этом, пообещал Бочаров, компании будут полностью выполнять объемы модернизации инженерных систем, определенных концессионными соглашениями.

Но еще до этого оптимистичного заявления комитет по региональным тарифам областной администрации успел утвердить постановление, задравшее расценки на технологическое присоединение к сетям КТС разом в 3,3 раза.

Многие волгоградцы хорошо знают, во что могут вылиться на практике даже действующие расценки и принципы, закрепленные в нормативных документах по техприсоединению.  Разбираться в многочисленных конфликтах затем приходится антимонопольной службе.

Больше всего в речи губернатора удивила та часть, где он усердно распинал управляющие компании. Фактически Бочаров поставив им в вину очередной коммунальный кризис в Волгограде. При этом говорил он почти слово в слово то же самое, что уже заявлял в 2014-2015 годах. Когда городскую инфраструктуру как раз активно готовили к передаче в концессии.

Мы также должны отметить еще достаточно высокий уровень неэффективной деятельности управляющих компаний, который заключается в невыполнении в полном объеме своих обязательств по предоставлению качественных услуг населению и использовании средств населения не на первоочередные меры. К сожалению, имеются случаи по выводу управляющими компаниями из оборота средств, предназначенных для оплаты за использованные ресурсы, – поделился Бочаров.

А вот тут, как говорится, стоит разобраться.

Сейчас жилым фондом Волгограда управляют 75 УК (при этом лицензирование прошли около 300 компаний, т.е. резерв тех самых замен юрлиц многократный). 27 УКашек управляют минимальным хозяйством – от одного до семи домов.

Остальные участники рынка действительно практически не меняются. Основную часть пирога, считают собеседники «СоцИнформБюро» в отрасли, делят между собой две группы компаний.

Начнем с менее известной.

Эту неформальную группу возглавляет сторонящийся публичности коммерсант Евгений Малий.  Он владеет ООО «ЖЭУ 66» и ООО «УК «ЖКХ Дзержинского района Волгограда». Последняя, а это более крупная компания, еще до коронавирусного кризиса по официальной отчетности демонстрировала катастрофическую динамику. За 2018 (более поздних сведений не опубликовано) год выручка с 128,9 млн сократилась до 88,1 млн. Чистый убыток составил 46,2 млн. Впрочем, и в предыдущие годы компания показывала убытки – 22,8 млн и 18,1 млн за 2017 и 2016 гг.  Кредиторка всего за год выросла почти в полтора раза и достигла 221,8 млн рублей. Дебиторка, кстати, тоже выросла – с 127 до 146,5 млн.

У «ЖЭУ-66» показатели лучше – при выручке в 29 млн за 2019 год достигнута чистая прибыль 7,8 млн.

Не перепутать карманы

Крупнейший игрок – это группа, которую принято считать подконтрольной Андрю Потапову.

На момент, когда КВС (лето 2015-го) и КТС (осень 2016 г.) заключали 30-летние соглашения с волгоградской мэрией, именно компании, так или иначе связанные с Потаповым, считались главным генератором долгов в городском ЖКХ.

Депутат горДумы Дмитрий Крылов прямо на заседании представительного собрания заявлял о «материалах прокуратуры», якобы подтверждающих неправомерный вывод этими структурами нескольких сотен миллионов рублей. Однако все компании пресловутой «группы Потапова» не просто спокойно прошли перерегистрацию, но и стали официальными партнерами Концессий.

К слову, активное лицензирование УК проведено в 2015-16 годах, большинство компаний в городе имеет действующие лицензии сроком до конца 2022-начала 2023 года.

В условную «группу Потапова» прямо входят 5 УК, обслуживающих вместе около 40% жилого фонда Волгограда. Их объединяет общая «управляющей организация» – ООО «УК «ЖКХ города Волгограда».

До марта 2014 ее учредителем и был Андрей Потапов, после чего он ненадолго (по январь 2015) ушел поработать вице-мэром Волгограда по ЖКХ.

Впоследствии владельцами «УК ЖХК» побывали несколько примечательных фигур. Например,  76% некоторое время принадлежали Александру Сидляревичу. Тому самому экс-менеджеру КТС, который сейчас проходит подследственным в Нижнем Новгороде.

Среди пяти крупных компаний, которыми руководит УК ЖКХ,  выделяется ООО «УК Ренессанс». Она фигурировала в уголовных делах, но в итоге, что называется, «как-то все устроилось». Как именно, оставим догадаться читателям.

«Ренессанс», одна из крупнейших «управляшек» в городе, – 343 дома, причем практически все многоквартирные. Это немногим менее 10% жилого фонда Волгограда. Но и у них тоже финансовые проблемы. После того как в 2018-м выручка превысила миллиард, в 2019 году компания смогла собрать только 786,2 млн. И получила чистый убыток почти в 5 миллионов.

Зато вот у «управляющей» организации, т.е. ООО «УК «ЖКХ города Волгограда», ежегодный рост выручки на 12-15% и стабильная чистая прибыль в четверть к поступлениям. В 2019-м прибыль 22,5 млн рублей при выручке 93,9 млн. К слову, коэффициент текущей ликвидности УК  ЖКХ  достиг 4,1, то есть почти впятеро лучше КТС. Вот чьи облигации стоило бы прикупить! Только их не существует.

Еще несколько важных компаний в разной степени связаны с теми же КТС, а чаще с компаниями «группы Потапова».  Среди таких даже ООО «ЖЭК». Некогда эта компания чуть не стала городским монополистом, а в последние годы известна больше мелкими неприятными новостями, вроде очередных штрафов. Сейчас «ЖЭК» в стадии банкротства. Бывший внешний управляющий был опосредованно связан со структурой, которую учредил Валерий Казанцев. Это тот же Казанцев, который работал директором КВС сразу после отъезда Николая Николюка в Нижний.

Андрей Потапов с ноября прошлого года трудоустроен гендиректором ООО «Управление отходами-Волгоград». Региональный оператор по обращению с ТКО еще до того успел оказаться в центре нескольких громких скандалов. Волгоградский «мусорный» оператор, не секрет, принадлежит той же компании «Лидер», что и коммунальные концессионеры.

Есть «Перспектива»

Напомним, в кризисе неплатежей, по версии Андрея Бочарова, виноваты недобросовестные управляющие компании, которые не расплачиваются с Концессиями.

Губернатор подчеркнул, что разбираться в этих случаях нужно «с активным привлечением службы безопасности компании и правоохранительных органов» и активно «информировать жителей о недобросовестных управляющих компаниях, их руководителях и учредителях».

По словам Бочарова, часто происходит умышленное банкротство УК..

При этом осуществляются действия по передаче управления жилищным фондом все тем же недобросовестным исполнителям под другими названиями управляющих компаний. Формируется задолженность за использованные ресурсы, которую недобросовестные исполнители пытаются списать и уйти от ответственности, – заявил Бочаров.

Действительно, в руководстве многих условно «новых» компаний есть бывшие руководители или учредители с опытом банкротства.

Например, 100% ООО «Управление жилищным фондом Краснооктябрьского района» (УЖФ КОР) принадлежит Владимиру Перову. Ранее он был совладельцем ООО «МВЦ ЖКХ и ТЭК г. Волгограда», а также владельцем ООО «Многофункциональное управление ЖКХ». Обе названные компании обанкрочены.

УЖФ КОР это тоже крупная компания, обслуживает почти 200 домов. До Перова директором и совладельцем этой компании успели побывать несколько коммерсантов. Среди них уроженец Чеченской республики Владимир Коваленко, которого в 2016 году волгоградский арбитраж признал банкротом в качестве индивидуально предпринимателя.

Тот же Владимир Коваленко ранее владел свыше 90% ООО с громким названием «Финансово-Юридическое Партнерство». А эта компания была связана с ООО «Перспектива» (ныне тоже банкрот). Директором и владельцем «Перспективы» в 2011-м году была Юлия Губанова, позже сократившая долю до 67%.  В 2014 году она же стала единственным акционером, вы не поверите, ООО «УК ЖКХ города Волгограда» и ООО «УК «Ренессанс», а также ООО «ЦУК» (еще одна «потаповская» компания).

С октября 2016 года у Губановой осталось по 24% «ЦУК» и «УК «Ренессанс».

Сталина на вас нет

В ноябре того же 2016-го долю опять-таки в 24% УК ЖКХ приобретает ООО «Концессии водоснабжения». Почти одновременно по 76% во всех связанно-зависимых компаниях уходит в собственность структурам, что раньше не работали или в отрасли, да и в Волгограде.

Так в том же «УК «Ренессанс» с 26 октября 2016 года 76% принадлежит московскому микропредприятию ООО «Атлас». Уставной капитал 10 тыс. рублей, главный вид деятельности – «консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления». По одному адресу с «Атласом» зарегистрировано больше 500 (!) компаний. Среди них не только ООО «Первый лизинговый центр» и ООО «Тепличный комбинат», но и, скажем, ООО «Центр спецодежды», и даже ООО «Консерватория».  Директором «Атласа» работает Станислав Макаров, возглавляющий также ООО «Объединенные коммунальные концессии» (99% у «ИК «Лидер» и 1% у Юрия Сизова), которое выступает учредителем и КВС и КТС.

Хорошо бы, если подобный монополизм хотя бы улучшал управляемость хозяйством, не правда ли? Но и это, мягко говоря, не всегда так. Вот  «УК Центрального района», например, несколько раз пыталась в судебном порядке понудить «Концессии теплоснабжения» обеспечить нормативы температуры теплоносителя по стандартам.  «УК Центрального района» управляется УК ЖКХ, а принадлежит на 76 % московскому ООО «Капелла», зарегистрированного по одному адресу с вышеупомянутым «Атласом».

Наш прогноз: «кассовый разрыв» (вероятно, не последний) Концессий и связанные с ними структуры попробуют использовать для дальнейшей расчистки коммунального рынка от независимых компаний. Они, в первую очередь мелкие, и будут объявлены главной причиной финансовых бедствий. Будет ли при этом более прозрачной деятельность самих концессионеров предположить не отважимся.

Почетный строитель России, экс-депутат Волгоградской областной Думы (работал в комитете ЖКХ и ТЭК) Геннадий Мурылев считает, что оценивать деятельность концессионеров можно будет только, «когда полноценно  увидим финансовые потоки».

Нужен глобальный аудит контрольно-счетной палаты либо независимой консалтинговой фирмы, только не нанятой Концессиями, чтобы задавать предметные вопросы. Либо власть хочет, чтобы у нас инженерия и дальше жила, либо пусть поднимает руки вверх и честно признается: мы посчитали, что это будет работать, а оно не работает. Рассуждать можно до бесконечности, если нет главного. Чем сталинская модель отличалась от нынешней? Опростоволосился – иди отвечай.  Действие должно чем-то заканчиваться. У нас пока полная безответственность, – рассуждает Мурылев.