Коронавирус в Волгоградской области:
«Берите карантина столько, сколько сможете переварить»

«Берите карантина столько, сколько сможете переварить»

0 Автор: Ярослав Малых
«Берите карантина столько, сколько сможете переварить»

Борьба с пандемией COVID-19 резко изменила условия политического устройства в нашей стране. Казавшиеся незыблемыми правила, как писанные, так и негласные, на глазах «обнуляются». Вместе с политическими экспертами мы разобрали несколько прогнозов образа ближайшего будущего.
Как скоро карантинные меры приведут к неизбежным изменениям политического ландшафта и с чего они начнутся – с увеличения роли региональных и местных властей, повышения активности и самоорганизованности граждан или с ускоренной перестройки системой себя самой?
Что будет с выборами, правда ли, что губернаторами теперь будут назначать врачей, станут ли массы меньше доверять Владимиру Путину, а также кто и когда может его сменить – в материале «СоцИнформБюро».

Всероссийского голосования по поправкам в Конституцию не будет, зато в крупных городах вернут выборы мэров. Это, конечно, слухи, хотя в текущей ситуации любые домыслы можно называть прогнозами. Еще недавно никто не мог предположить, что, например, по прямому указанию президента региональные власти получат столь широкий коридор принятия решений.

Политическая жизнь в России, еще несколько месяцев назад сводившаяся к аппаратным интригам, осторожному и избирательному противодействию «Единой России» со стороны прочих парламентских партий и попытками «несистемной» оппозиции раскачать отдельные острые темы в Москве и нескольких крупных городах, резко преобразилась, став осязаемым фактором повседневности. За заявлениями не федеральных чиновников, губернаторов и даже депутатов стали следить те, кто еще в январе не мог представить такой потребности.

Сначала интригу запустил президент Владимир Путин. Его послание Федеральному собранию  и последующая инициатива поправок в Конституцию, завершившаяся предложением депутата Терешковой «обнулить» президентские сроки самого Путина, доминировали в повестке.

Но все путинские инициативы затмила всемирная пандемия коронавируса, ставшая актуальной и для нашей страны. Главе государства пришлось отменять имеющее только символическое, но не юридическое «всенародное голосование» и вводить ограничительные меры. Правда вместо вполне определенных понятий вроде карантина и режима чрезвычайной ситуации Путин объявил только «нерабочих» днях – сперва «выходными» стала неделя, а затем и еще месяц. Все это время большинству граждан предписано, без особой необходимости, не покидать свое жилье. А их работодатели обязаны сохранить им заработные платы. Каким образом это будет обеспечено и что станет с бизнесом после таким странных мер, никто не объяснил.

Призрак федерализации

Совещание с полномочными представителями президента РФ / Пресс-служба Кремля

В повторном обращении президента к россиянам по поводу противокоронавирусных мероприятий самое интересное – это особая роль, которую глава государства возложил на региональные власти. Путин заметил, что ситуация с распространением инфекции по стране разная, поэтому в регионах должны действовать разные ограничения в зависимости от эпидемиологической ситуации

– Руководители регионов лучше знают обстановку на местах, и они будут решать, какие необходимо вводить ограничения для борьбы с эпидемией. Поэтому главам субъектов будут предоставлены дополнительные полномочия. В том случае, если возникнет необходимость дополнительных ограничений для системообразующих предприятий, а также для научных организаций, то регионы будут обязаны согласовывать такое решение с федеральным Правительством, — пояснил президент.

Даже в указе  Путин повелел именно губернаторам «обеспечить разработку и реализацию комплекса ограничительных и иных мероприятий» на срок до 30 апреля. То есть именно губернаторы принимают решения – какие организации в их регионах работают, какие ограничения введены на передвижения граждан и транспорта. Чем вызвал шквал предположений о неожиданном «возвращении федерализации» в политическую практику.

По мнению руководителя Политической экспертной группы Константина Калачева, пока обсуждать это всерьез нельзя.

– У нас же была имитация выборов, теперь будет такая же имитация федерализма. Откуда? Но федерализм начинается с полномочий и денег, с других межбюджетных отношений. У нас, что, силовики начинают подчиняться губернатору? Иди вдруг во всех регионах появились залежи алмазов и они из дотационных стали донорами?

По словам Калачева, изначально заложенный в Конституции федерализм существует лишь на бумаге. Сейчас в стране происходит не федерализация, а децентрализация, при сохранении унитарного уклада. По мнению политолога, в обществе пока тоже нет запроса на федерализацию, а только на критику действий Москвы – «опять же своего рода децентрализацию».

Некоторое усиление самостоятельности регионов будет, но только в части дополнительной ответственности. При этом, рассуждает Калачев, нынешние губернаторы просто не в состоянии играть ту же роль, что их предшественники в 90-х.

– Губернаторы это давно не политические фигуры, а чиновники. Политического влияния почти ни у кого из них нет, и взяться ему неоткуда.
Как вообще они будут брать на себя ответственность? Ведь сохраняются же KPI (ключевые показатели эффективности, по которым администрация президента проводит оценку деятельности губернаторов) и вообще ручное управление. В любом случае губернаторы останутся в роли просителей, – разъясняет Константин Калачев, – с одной стороны обещают полномочия, при этом Илюхин [Владимир, губернатор Камчатки с 2011 года и до вчерашнего дня] ушел из-за критики по поводу борьбы с коронавирусом.

Директор Центра развития региональной политики (ЦРРП) Илья Гращенков напоминает, что на момент отставки Илюхина на Камчатке вовсе не было ни одного подтвержденного случая заболевания COVID-19.

Так что отношение к главам регионов как к фигурам напрочь лишенным политической субъектности продолжается. Больше того, администрация Путина, очевидно, решила, что для поддержания рейтинга центральной власти именно сейчас очень кстати проведение очередной показательной волны смены непопулярных губернаторов. Сперва заместитель секретаря генсовета «Единой России» Евгений Ревенко жестко раскритиковал действия властей пяти регионов, а затем начались отставки. Днем раньше Илюхина в отставку также ушли двое губернаторов: глава Коми Сергей Гапликов и Архангельской области Игорь Орлов. Они были непопулярны у населения. В обоих случаях это было связано с вызывавшей громкое общественное противостояние стройкой мусорного полигона в Шиесе (Архангельская область). В случае с Гапликовым к этому обстоятельству добавились еще два сюжета: доверие к власти в республике было минимальным после посадки в тюрьму предыдущего главы Вячелава Гайзера, организовавшего из республиканской администрации преступное сообщество. Последней каплей стало заражение в сыктывкарской больнице 54 человек коронавирусом, в котором оказался виновен медик. Орлов также запомнился несколькими откровенно хамскими публичными высказываниями, например, всех недовольных его действиями, он назвал «шелупонью».

Гендиректор фонда «Прикладная политология» Сергей Смирнов (Ростов-на-Дону) считает, что нынешняя ротация губернаторов едва ли будет масштабной.

– Но для замены наиболее токсичных глав регионов момент выбран очень правильно. Назначение Владимира Уйба тем более вполне укладывается в логику усиления борьбы с коронавирусом. При этом я не согласен с мнением некоторых экспертов, что Владимир Путин, давая большую самостоятельность губернаторам в борьбе с эпидемией, тем не менее, в глазах населения не снимает ответственности за это с себя. У нас за все происходящее в стране, а порой и за ее пределами, в конечном итоге отвечает Путин. В том числе и за деятельность всех губернаторов. За исключением, может быть Сергея Фургала и Валентина Коновалова (Хабаровский край и Хакассия, представляют не партию власти, а ЛДПР и КПРФ соответственно – прим. Ред).

Интересно, что на их места были назначены чиновники, не чуждые медицине. Так главой Коми стал вовсе заслуженный врач РФ, бывший замминистра здравоохранения Владимир Уйба, который почти 16 лет возглавлял Федеральное медико-биологическое агентство. Бывший руководитель Ненецкого автономного округа Александр Цыбульский, переведенный на пост архангельского губернатора, считался активным модернизатором медицины.

При этом ожидать засилья медиков среди вновь назначаемых губернаторов пока не стоит, считают опрошенные «СоцИнформБюрО» эксперты. Принципиально важный навык только один – расторопность в активно меняющихся условиях и готовность биться за результат без очевидных личных преимуществ.

— Ключевой фактор не эпидемия, а деньги. При упавшем рубле, а он может упасть еще сильнее, из бюджета еще и исключаются нефтяные сверхдоходы. А за все ранее данные обещалки должен кто-то отвечать. Отсюда и намеки на федерализацию, даже муниципализацию, что угодно. Когда были доходы, их предпочитали делить в Москве, а теперь собирать нечего и в ходу принцип «крутитесь как-то сами». Нужно же не просто зарплаты бюджетникам платить, но и налоги в казну, выполнять нацпроекты. Где брать деньги – решайте сами. Тут и начнется брожение региональных лидеров, задавленных этими обязательствами. При этом никакие «пряники» не гарантированы. Выражаясь словами Владимира Владимировича [Путина], особо жирок никто не нагулял. И если раньше были интересы крупных элитных групп, за которыми стояли финансы, то теперь непонятно, будут ли вообще какие-то инвестиции. Зато нужно решать и текущие задачи и эпидемиологическую ситуацию при довольно разрушенной медицине, причем делать это не имея особенных полномочий, а главное ресурсов. Сейчас большинство глав регионов будут просто фрустрированы, – рассуждает Илья Гращенков.

 

Болезненные странности

Автомобиль скорой помощи. Волгоград март 2020 / СоциНформБюро, Анатолий Панчишкин

Действия властей регионов заметно отличаются, причем бороться с эпидемией каждый по-своему губернаторы начали еще до того, как это официально разрешил президент. Первопроходцами стали столичные власти, где наиболее сложная обстановка с распространением вируса, но и прочие регионы удивляют новациями. В одних запрещают людям пользоваться личным транспортом, что выглядит очень странным, ведь где как ни в собственном авто гражданин наиболее надежно самоизолирован от окружающих? Разнятся даже установки по выгулу домашних животных – некоторые регионы предельное расстояние прогулок не регламентировали, но большинство ограничили: как правило, это 100 метров, но встречаются и разрешения на 200 м. В Волгоградской области, например, заявили о введении штрафов, но не смогли уточнить как именно они будут определяться, сославшись на решения судов в каждом конкретном случае. Зато в области разрешены поездки на дачи, что введено далеко не везде. В соседней Астраханской области первыми в России в связи с коронавирусом употребили в официальном документе слово «карантин». Второй раз это сделали на Кубани, где власти региона попали под упомянутый огонь критики Евгения Ревенко. Местному губенатору Вениамину Кондратьеву, похоже, в отставку не хочется, да и ситуация в крае одна из самых напряженных. Отсюда и более жесткие меры выглядят вполне оправданными. Подобные, включая полный запрет на въезд на свою территорию, ввела также Чеченская республика. В Краснодарском крае иногородних, особенно москвичей, принудительно выселяют из гостиниц и турбаз.

– Наиболее правильный вариант губернаторских действий – просто работать, не слишком пиариться, не выходить с ненужными инициативами и руководствоваться одним из основных врачебных принципов – «не навреди». Именно так, на мой взгляд, поступает губернатор Ростовской области Василий Голубев. Он дал поручение быстро проанализировать возможность временно отменить взносы на капремонт для жителей многоквартирных домов. Это, конечно не столь яркое действие, как выплата пенсионерам в Москве по 4 тысячи рублей за соблюдение режима самоизоляции или увеличение зарплат врачам, медсестрам и санитаркам в Ямало-Ненецком автономном округе соответственно на 70, 50 и 30 тысяч рублей. Но и врачей в Ростовской области врачей намного больше, чем на Ямале, а денег меньше, чем в Москве, – рассуждает Сергей Смирнов.

Константин Калачев отмечает, что наличие разных правовых режимов в стране сильно бьет по той части элит, для которой единство страны является главной ценностью, «пусть даже и ценностью лишь на словах».

– Это, конечно, несет некоторые риски. С учетом душевных травм из 90-х. Настроения у людей все время меняются, и не в лучшую сторону. Пока не понятно, с какими потерями мы выйдем из коронавируса. Экономическими и людскими.
Условно говоря, Путин перефразировал своего предшественника и сказал: берите столько карантина, сколько сможете переварить, – рассуждает Калачев.

Речь о знаменитой фразе первого президента России Бориса Ельцина. В августе 1990-го в Казани Ельцин, тогда еще руководитель Верховного совета РСФСР, сказал: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить».

Впоследствии эту фразу интерпретировали чуть ли не как призыв к распаду страны, однако конкретный смысл был прямо обратным. Дело в том, что весной того же года был принят закон СССР о разграничении между Союзом и субъектами федерации, который фактически уравнял в правах союзные (Россия, Украина, Казахстан) и автономные (Якутия, Башкирия, Калмыкия и пр.) республики. Впоследствии этот договор стал предметом активных спекуляций, например, в Татарстане. Ельцин же предложил республикам понятный компромисс: берите, сколько сможете переварить, но только в составе России.

Политолог Александр Сайгин (Волгоград) считает, что «режим самоизоляции» и утвердившие его акты несут «не вполне законный, если не антиконституционный характер», напомнив, что все введенные меры не устанавливают режима форс-мажора.

– Людям объяснили, что они сами за себя. До вируса за все отвечало государство, Забрать все обратно будет не так уж просто. Это потенциально расширяет поле публичной политики. С одной стороны голодные и озлобленные граждане и предприниматели с кучей кредитов, а с другой чиновники, стремительно теряющие лояльность. Власть постоянно принимает несуразные, непоследовательные решения. Нельзя сказать, что в Европе или США как-то лучше, но там хотя бы население получает пособия живыми деньгами. У нас система оказалась очень неповоротливой, а передача большей самостоятельности регионам создает новые риски. Некоторые уже приняли решения неожиданные. Андрей Иванович [Бочаров, губернатор Волгоградской области] на них пока не решается. Ну он, и его команда вообще привыкли чувствовать себя комфортно только в тепличных условиях, когда вся оппозиция подавлена руками силовиков, а Бочаров на белом коне строит храм. Но сейчас все чиновникам приходится работать в новых условиях, привыкать к новой для сея, но на само деле нормальной ситуации. Они начинают общаться с людьми, вынуждены ходить на брифинги и так далее. А раньше ведь и реальности не знали, видели ее только в отчетах друг друга.

Сайгин также напоминает, что по признанию вице-премьера Татьяны Голиковой выборочное тестирование показало, что у 5% россиян есть антитела к новому коронавирусу. Из этого можно сделать вывод, что часть населения им уже переболели – в декабре-январе.

– Если изучать математические модели, которые есть, то самым оптимальным будет сохранить население по домам как минимум до середины мая. Удар по экономике конечно, колоссальный, но тут уже проблема морального выбора. Или общество дает умереть тем, кто может умереть и пытаться спасти экономику и не похоронить остатки здравоохранения. Либо поселить всех дома, но добить названные сферы, – рассуждает Сайгин.

По мнению кандидата политических наук Александра Васильева (Астрахань), борьба с коронавирусом показала тотальную неготовность системы госуправления к подобным ситуациям. Он считает, что реакция запоздала более, чем на два месяца, а также показала полную недееспособность профильных структур – Роспотребнадзора, здравоохранения и госуправления вообще. Васильев сам по первому образованию терапевт, причем вел научную деятельность в микробиологии, а затем 15 лет работал по специальности, заведовал поликлиникой, был главврачом санатория.

– После уничтожения санэпидстанций в 2004-м году система была просто сломана. Врачи младше 50 лет, скорее всего, уже вообще не понимают, как надо работать. Система чрезвычайно идеологизирована. Это видно на примере постоянного «рисования» статистики. Стало много онкологии – начали записывать как сердечников, а на фоне опухоли действительно развиваются другие заболевания. Чтобы снизить сердечников стали вовсе что-то невообразимое придумывать – «неустановленные причины» и вообще «прочие», – негодует Васильев.

Он также пояснил, что на примере Астраханской области видны «импульсивные, непродуманные, а порой и откровенно вредные» действия властей. Например, выдача пропусков в МФЦ, где собираются очереди, что во время сложной эпидобстановки особенно опасно.

Рейтинги по осени считают

В некотором смысле главная угроза распространения коронавируса в России не в самом вирусе, в ожиданиях по поводу выхода из «самоизоляции» и связанного с ней экономического кризиса. У масс просыпается самосознание, отмечают политические наблюдатели. При этом в трудный момент государство, на которое так исторически надеялись россияне, повело себя не очень предсказуемо и, хуже того, недружественно. Помощь населению и бизнесу пока лишь на словах, а вот повышение налогов –
прямых (на вклады свыше миллиона рублей) и фактических (на выплаты зарплат предпринимателями, которые уже на грани разорения) уже факт.

– Власть считает, что народ, это такой большой ребенок, которого нужно обслуживать. Но сейчас к нему относятся как к раздражающему элементу. Мол, нет времени сейчас тебя кормить, посиди пока дома, потом посмотрим. К малому бизнесу и вовсе относятся как к досадной игрушке, которая никому не нужна. Есть же серьезные дяди, большие предприятия, вот это бизнес, а тут непонятно что. Людям очень не хватает правил игры. Их ждут от Путина, и не могут дождаться. Его вообще почти нет в повестке, когда он особенно нужен массам, – объясняет Илья Гращенков.

Александр Сайгин полагает, что продление карантина, особенно, если оно будет дольше, чем начало мая, способно сильно изменить сознание и мироощущение – и у чиновников и у масс.

– Системные политики, в частности в Волгоградской области, продемонстрировали полнейшую импотенцию. Значит, люди будут искать новых. Одно дело, когда просто сидишь дома, но с едой и понимаешь, что твои права защитят. А теперь многие поймут, что их будущее только в их собственных руках. А посидев несколько недель или месяцев в цифромом мире, у многих появится сильное желание дижитал-детокса. Возможно, просто выйти на площадь, посмотреть на других живых людей. Любой объявленный митинг легко соберет много участников, особенно если будут озвучены требования компенсации за время, что вынужденно провели дома. Кстати, думаю, что до конца мая мы увидим немало отставок чиновников, например глав районов Волгоградской области. Отставок действительно добровольных, потому что люди не захотят брать на себя ответственность, не имея ни денег, ни полномочий.

По словам Сайгина, ни у кого нет понимания, как прогнозировать ситуацию дальше конца мая. Остаются также риски высокой криминализации общества из-за падения доходов и конкуренции с мигрантами даже на очень скромные заработки. Причем, в таком случае, «не исключено, что 90-е будут восприниматься как милое травоядное время». Частично эту угрозу нивелирует лишь демографическая яма, в которую страна уже провалилась – молодежи в России очень мало.

– Сейчас выросло непуганое поколение, не понимающее угроз личному пространству. Способных держать кастет, почти нет, но этот и другие навыки придется приобретать. С другой стороны, есть большое число прошедших конфликт на Донбассе и в Сирии, – перечисляет опасные факторы политолог.

По оценке Александра Васильева, быстрых политических последствий не будет, потому что COVID-19, с высокой долей вероятности, пойдет на спад уже во второй половине июня.

– Сперва люди это все проглотят, как проглотили пенсионную реформу. Но к осени будет намного хуже. Даже наш Минэк считает, что восстановление экономики займет в лучшем случае полгода. А дыра в 3% ВВП это практически 30; расходной части бюджета. Рассчитывать на то, что будет перекрыто фондом национального благосостояния, не приходится. По выступлению Путина понятно, что он не собирается особо тратить резервы, видимо, прогнозирует, что будет еще хуже. Не факт, что удастся договорится с Саудовской Аравией по ценам на нефть, они на нас давно злые.
Осенью и до широких масс начнет постепенно доходить. Сейчас большиснтво не понимает как связаны «искандеры» и отсутствие масок в аптеке, но когда осенью станет нечего жрать, многие проснутся.
Первоначально же после эпидемии будет ужесточение правил и одновременное наращивание госсектора в экономике и госрегулирвоания. Во время ограничений, что характерно, без режима ЧП, тестируются приемы контроля за населением. Но они не уберегут при росте преступности от безработицы, – считает Александр Васильев.

Илья Гращенков не исключает, что общество может пройти «через очищающий огонь митингов». При этом, отвечает политолог, вероятен «венесуэльский сценарий» политолог – в протестах участвует некоторая часть населения, но подавляющая часть просто не связывается с государством и уходит в тень. Скорость и интенсивность развития событий будет зависеть от темпов восстановления бизнеса и, особенно, от цен на нефть.

Политическую жизнь при этом могут сознательно минимизировать сверху. Так ЦИК уже объявил о переносе из-за коронавируса 94 избирательный кампаний местного уровня в 26 регионах страны. Среди них, например, выборы главы Рахинского сельского поселения в Сраднеахтубинском районе Волгоградской области. На первый взгляд это оправдано –
вести избирательные кампании в условиях «самоизоляции» невозможно. С другой стороны, пока власти не открестились от «очень важного лично», как он сам признался, для Путина голосования в поддержку поправкам в Конституцию.

Сейчас голосование несет риски, отмечает Константин Калачев.

– В этих условиях для власти будет сложнее организовать нужный процент, и чтобы люди поверили в результат, – констатирует политолог.

По мнению Ильи Гращенкова, столь важное голосование все-таки будет проведено, скорее всего, не позднее июля.

– Будет слелано все, чтобы максимально удалить протестный электорат и задействовать лояльный, а также заменить присутствие технологиями. Воинские части, надомники, голосование по интернету – все используют.

Разговоры о возможном переносе или отмене Единого дня голосования (8 сентября) эксперты считают надуманными или как минимум преждевременными. Вместе с тем уже сейчас, считают многие, начинается политическая кампания с более пролонгирвоанныи сроками. Особую активность в борьбе с коронавирусом со стороны московского мэра Сергея Собянина многие уже считают своего рода заявкой на претензии в будущем на кресло главы государства.

– То, что именно в ходе текущих событий будет выбран возможный преемник Путина на посту президента, то это очень сомнительное утверждение. Скорее наоборот. Кто-то из-за своих поспешных и неумелых действий может выпасть из так называемого long list, – отмечает Сергей Смирнов.

Константин Калачев считает, что нынешний президентский срок у Путина последний, более того, уйдет он досрочно.

– Если исходим из того, что рано или поздно, он передаст кресло преемнику, то должны быть те, кто хотел бы его занять. Но это не один только Собянин, на нем свет клином не сошелся. Если есть действие, то будет и противодействие и попытки уравновесить. Путин, с моей точки зрения, уйдет, но кто будет его сменщиком он решит сам и в самый последний момент, – уверен эксперт.